Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №13 (28103) от 2 апреля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
8 апреля 2020,
среда

Привиделось и забылось: рецензия на новый фильм ужасов «Проклятие» с Лин Шэй

Кино

Говорят, что затея перезапуска американской хоррор-франшизы «Проклятие» имела под собой основания. Мол, на волне популярности всех прочих «-клятий» просто необходимо было потыкать палочкой полузабытую историю про жутких обитателей не менее жуткого дома и попытаться ее таким образом расшевелить. Чтобы сделать ремейк на ремейк (всем известно, что своими корнями «Проклятие» уходит в японский кинематограф, за пределы которого ему лучше было вовеки не выходить), привлекли даже легендарного Сэма Рэйми — в качестве продюсера, но тем не менее. То, что получилось, сложно не только причислить к какому-либо конкретному жанру (прощай, джей-хоррор), но еще и необычайно сложно досмотреть до конца: настолько это беспомощный и неинтересный продукт, загубленный непонятными амбициями собственных создателей.

  • Кадр из к/ф «Проклятие»
  • Кадр из к/ф «Проклятие»

Рассказывать историю франшизы, начиная от японского первоисточника двадцатилетней давности, в этом тексте нет смысла. Хотя бы потому, что от оригинала в новой картине осталась только интермедия, происходящая в Азии, а также пара упоминаний термина «дзю-он». Режиссер Николас Пеш должен был решить конкретную задачу: на ассоциациях с популярной когда-то серией фильмов взрастить новую, далеко идущую и хорошо зарабатывающую. Снимать ленты, подобные «Проклятию» — удовольствие недорогое. Нужно лишь арендовать какой-никакой зловещий домишко, позвать пару хоть сколько-нибудь известных актеров, а оператора попросить время от времени имитировать приступ эпилепсии. Все остальное — традиционный набор штампов, который легко воплощается на коленке и не наносит ощутимых ударов по продюсерскому кошельку. При удачном стечении обстоятельств, каждый вложенный в проект цент может превратиться в пару долларов, при неудачном — никто особенно не расстроится. Таким образом, ради пущей путаницы создатели фильма сохранили привычное название, зрительский интерес повысили участием звезды современного хоррора Лин Шэй, а потом пустились во все тяжкие. Тем более что их, похоже, никто не контролировал и ни в чем особенно не ограничивал.

И без того измученный лишенными всякого смысла диалогами главных героев, погружается в какой-то дерганый и не подчиняющийся никакой логике лабиринт.

Расправившись с японской тематикой в первых же сценах, Пеш (который, кстати, до этого снял пару как минимум необычных картин, включая экранизацию романа Рю Мураками) зачем-то принимается показывать публике настоящий детектив. В американском пригороде найден обезображенный труп, «просидевший» в автомобиле целый месяц незаметно для окружающих. На выезд отправляются новоявленные напарники-копы: мать-одиночка с настороженным взглядом и очень-опытный-и-усатый полицейский, который явно чем-то до смерти напуган и поэтому выкуривает примерно два-три блока сигарет в день. Эти роли достались Андреа Райзборо и Демиану Биширу. Но рассуждать об их работе не имеет ровным счетом никакого смысла, потому что режиссер, он же и сценарист, сделал все, чтобы эта работа казалась откровенно плохой. И вроде бы нужно заводить уголовное дело и начинать расследование, но усач, только заслышав обычный на первый взгляд адрес, вроде как имеющий отношение к обнаруженному телу, поспешно ретируется, успев невнятно сообщить новой напарнице, что лучше держаться от всего этого подальше. Она, конечно, первым делом лезет в проклятый дом и этим моментально и бесповоротно портит себе жизнь. Появляются призраки, начинается веселье. 

То есть веселье могло бы начаться, если бы постановщик не пробуждал в себе художника при каждом удобном случае. Одним из проявлений этой тяги к высокому стали три сюжетные линии, которые происходят в разное время, но так или иначе упираются в тот самый напугавший усатого копа адрес. Из-за этой режиссерской находки зритель, и без того измученный лишенными всякого смысла диалогами главных героев, погружается в какой-то дерганый и не подчиняющийся никакой логике лабиринт, в котором успешно теряется уже к середине картины. Пешу мало и этого. Поэтому он старается связать линии еще крепче, предпринимая попытки ввести сквозных персонажей, и за это хочется перевести проклятие: не столько на него непосредственно, сколько на весь американский хоррор. Который, безусловно, и без того уже многократно проклят. Люди, о которых мы ничего не знаем, задумчиво бродят в кадре, делают страдальческие лица и время от времени бывают атакованы кое-как сделанными призраками. Они, само собой, норовят выскакивать из темных углов и истерически орать. На фоне тем временем разворачивается детектив. В основном это обусловлено перелистыванием архивных папок и просмотром архивных же видеозаписей.

Во время сеанса зрители, которым вообще-то положено терзаться внутренним напряжением, весело смеются.

Все это не приводит ни к чему. Хотя бы по той причине, что суть происходящего совершенно очевидна героям с самого начала, и они лишь старательно притворяются, что стремятся что-то там распутать и понять. Для этого приходится выключать свет во всем помещении, даже если очень страшно, а также принимать множество прочих дурацких решений, каждое из которых ведет к очередному выскакиванию злого духа из шкафчика в ванной или где-нибудь еще. В результате единственной удачей «Проклятия» становится персонаж Лин Шэй, которая давно и комфортно ощущает себя в рамках этого жанра. Актриса спокойно отыгрывает старческое безумие, сопряженное с жуткими видениями, и то, что мы не видим большинства из них — безусловный плюс. В конце концов, от того, что за спиной у суетливых полицейских постоянно проходят какие-то расплывчатые силуэты, зрителю ни капельки не страшно. И если уж сама суть японского проклятия заключается в том, что оно сугубо персонально (зашел в дом — сам виноват), то с какой стати всех этих злобных полтергейстов могут созерцать столько посторонних людей? Но, как водится, удачной линии отводится предельно мало экранного времени: все остальное отдано блужданиям по темным коридорам с фонариком и неутомимым беседам об одном и том же. 

Никакого эффекта на зрителя, бесконечно уставшего от зацикленности сюжета на собственной структуре, не производят ни натуралистично снятые сцены насилия, ни размышления об эвтаназии, ни даже крайне слезливая драма, которую Пеш старательно разводит в одной из своих историй. Всем давно надоели и проклятые дома, и ночные поскрипывания половиц, и самовключающиеся телевизоры, и регулярно гаснущий свет. Жанр настолько исчерпал себя, что даже близкая к культу франшиза «Заклятие», на которую сегодня принято равняться всем остальным, совершенно замкнулась в себе — как развиваться, решительно непонятно. Что уж говорить об экспериментах по реанимации, которые мы ежегодно наблюдаем раз эдак по десять. Пока европейские дебютанты успешно ломают стереотипы, американская индустрия не выпускает из рук инструменты, приносившие когда-то не подлежащий сомнению успех. «Проклятие» отлично демонстрирует, что все это пора безжалостно выбросить на помойку: во время сеанса зрители, которым вообще-то положено терзаться внутренним напряжением, весело смеются. Но для подобных эмоций есть заслуженная франшиза «Очень страшное кино», которая с задачей справляется гораздо лучше.

 

Афишу благовещенских кинотеатров смотрите ЗДЕСЬ.

Возрастная категория материалов: 16+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Фильм «Лед 2» растопил сердца зрителей и заработал миллиардФильм «Лед 2» растопил сердца зрителей и заработал миллиард
В произвольном порядке: новый сериал «Допрос» против стереотипов телевиденияВ произвольном порядке: новый сериал «Допрос» против стереотипов телевидения
Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман
Порядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином Фарреллом
Химия и жизнь: рецензия на новый фильм «Тёмные воды» с Марком Руффало и Энн Хэтэуэй
Вместо девичника: рецензия на новый кинокомикс «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн»
Боги, девочка и волк: рецензия на новый скандинавский кинокомикс «Вальгалла: Рагнарёк»
Очень личная мировая: рецензия на новую военную драму Сэма Мендеса «1917»
Отцы и деды: рецензия на новый боевик «Плохие парни навсегда» с Уиллом Смитом и Мартином Лоуренсом
Монстр не в себе: на экраны вышел новый сериал «Чужак» по роману Стивена Кинга
Не останьтесь без билетов: главные кинопремьеры 2020-го

Кадр из к/ф «Проклятие»Кадр из к/ф «Проклятие»Кадр из к/ф «Проклятие»Кадр из к/ф «Проклятие»
Маслоэкстракционный завод в Белогорске приступает к производству соевого изолятаЭкономика
Благовещенские депутаты передали планшеты школьникам для дистанционного обученияОбщество
В Благовещенске начались онлайн-консультации по ОГЭ и ЕГЭОбщество
Амурчан приглашают обсудить проект долгосрочной стратегии развития регионаЭкономика
В налоговой службе Приамурья появился дополнительный номер телефона для консультацийЭкономика
Предприятия Приамурья активно переходят на электронный документооборот с ДЭКНовости партнеров

Читать все новости

Кино

Модный приговор: рецензия на новый фильм «Подлинная история банды Келли» с Расселом Кроу Модный приговор: рецензия на новый фильм «Подлинная история банды Келли» с Расселом Кроу
Приходи к нему лечиться: рецензия на новый фильм «Удивительное путешествие доктора Дулиттла»
В произвольном порядке: новый сериал «Допрос» против стереотипов телевидения
Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман
Порядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином Фарреллом
Система Orphus