Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №26 (28917) от 9 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
15 июля 2020,
среда

«Многие судьи — мои бывшие студенты»: первое интервью нового председателя Амурского областного суда

Власть

В Амурском областном суде — смена караула. 28 февраля в почетную отставку торжественно проводили Сергея Семенова, который 20 лет стоял во главе амурской Фемиды. Сегодня, 2 марта, пост председателя областного суда официально занял назначенный президентом РФ Олег Васильев. До этого он работал заместителем председателя и возглавлял коллегию по гражданским делам. О равноправии людей в мантии, судебной психологии и о том, почему не стремился занять этот пост — первое интервью в новой должности Олег Васильев дал «Амурской правде».

  • Фото: Андрей Ильинский

Педагог — ученый — судья

— Олег Доржиевич, когда вы успели сбрить свою шикарную бороду? Мы ваше фото в новостную колонку с бородой поставили.

— Правильно сделали. (Смеется.) Меня никто раньше не узнавал, и сейчас опять не узнают уже без бороды. Некоторые почему-то решили, что я ее отращивал в ожидании будущего повышения. Как спортсмены иногда подолгу не бреются, чтобы не спугнуть удачу перед чемпионатом мира. Моя борода ни с какими суевериями не связана: просто захотел — отпустил, захотел — сбрил. И еще до того, как президент подписал указ о моем назначении.

«В свой первый рабочий день в городском суде я получил 680 дел, а через месяц у меня в производстве их было более тысячи!»

— Интервью мы у вас брали не раз, но сугубо на профессиональные темы. Вы никогда ничего не рассказывали о себе.

— Родом я из Бурятии, но жил там только до двух лет. Отца после института по распределению в Якутию направили работать — он был геологом. Там я окончил школу, а в педагогический институт приехал поступать в Благовещенск. Почти 30 лет здесь живу — можно сказать, уже амурчанин. По первому образованию я учитель истории. Но в школе никогда не работал — сразу в АмГУ пригласили, когда в 1995 году создавали юридический факультет. Я преподавал исторические дисциплины будущим юристам и сам поступил на заочное отделение. Подумал: «Как так: работать на юрфаке и не быть юристом?!» В то время деканом был Анатолий Петрович Герасименко. Он подвиг меня еще и диссертацию защитить по юридической специальности. Спасибо ему за это: я стал кандидатом юридических наук. Диссертацию защищал в Саратовской государственной академии права.

 — Получается, что кадры для судов Амурской области вы сами готовили?

— Да, многие судьи — это мои бывшие студенты. И не только судьи — адвокаты и прокуроры тоже.

— А как вы судьей стали?

— Когда Амурский областной суд возглавил Сергей Николаевич Семенов (он тоже читал студентам лекции в АмГУ — там и познакомились), он пригласил меня к себе помощником поработать. Еще года не прошло, как меня назначили судьей.

«На должности председателя суда субъекта уже ни за кого не спрячешься — все решения принимаешь только ты».

— Я знаю многих, кто помощниками судей по десять лет и больше работает, но мантия так и остается пределом мечтаний. У вас такой стремительный взлет — только пришел, и в 28 лет уже судья!

— Некоторые и намного моложе меня судьями становились. Раньше ведь не было обязательного требования о пятилетнем юридическом стаже. В советское время даже выпускник юридического факультета, получивший распределение на работу в органы юстиции, мог получить назначение стажером судьи. А я на тот момент был уже кандидатом юридических наук и кафедрой в университете заведовал.

 «У меня выбора не было»

— Большинство начинающих юристов выбирают для себя главным направлением уголовное право, считая его более интересным. Вы пошли «на гражданку» — почему?

— Когда меня назначили судьей в Благовещенский городской суд, там в это время не хватало судей, рассматривающих гражданские дела. У меня выбора не было. Пришел к 8 часам на работу, а уже в 8:20 началось мое первое судебное заседание. Это было начало двухтысячных. «Амурская правда» тогда не раз писала, что люди жалуются на волокиту в судах — их дела рассматриваются годами, а потом еще месяцами приходится ждать судебного решения. Я в свой первый рабочий день получил 680 дел, а через месяц у меня в производстве их было уже больше тысячи! И в основном это были остатки дел, которые скопились еще за прошлые годы. У меня был один день в неделю, когда я рассматривал только социально-значимые споры: о восстановлении на работе, о задержках и невыплатах заработной платы. По таким делам решения старались вынести как можно скорее — с колес. В остальные дни я назначал дела «с историей». Начинал рассматривать еще те, которые поступили в производство городского суда в 1997 году — а за окном был конец 2001-го.

«В гражданских делах судья по первой инстанции — это, прежде всего, психолог, а потом уже юрист».

— Вы носите мантию почти 19 лет. Сильно за это время изменилась судебная система?

 — Очень сильно. Гораздо жестче стали требования к кандидатам на должность судьи. С одной стороны, это хорошо, а с другой… Многие люди, которые по своим личностным и деловым качествам могли бы стать судьями, отбор не проходят. Например, в связи с таким требованием, как наличие конфликта интересов. Статья 9 Кодекса судейской этики «Принцип объективности и беспристрастности» в последнее время часто становится причиной для отказа кандидатам. В результате люди разочаровываются и уходят из судебной системы. Если говорить о нагрузке, то она, как была высокой у судей, так и остается сегодня.

Тренинги для Фемиды

— Есть поговорка: новая метла по-новому метет. Что бы вы хотели бы изменить в работе суда или подготовке судей?

— Особенность рассмотрения гражданских дел в том, что каждый день ты общаешься с людьми. А когда работаешь в таком суде, к примеру, как Благовещенский городской суд, то через тебя в течение дня проходят десятки совершенно разных людей. И первый вывод, который лично я для себя сделал: никогда нельзя судить о человеке по первому впечатлению и по его внешнему виду. Это пришло уже с опытом. Я считаю, что всех кандидатов в судьи надо обучать методам коммуникации — умению общаться, разговаривать с людьми, решать конфликтные ситуации. В гражданских делах судья по первой инстанции — это прежде всего психолог, а потом уже юрист.

— Разве на юридическом факультете нет такой дисциплины, как психология?

— В том виде, в котором ее нужно преподавать, к сожалению, нет. Вряд ли это можно сделать в рамках университета, а в судах этим займемся. Можно организовать тренинги —прежде всего для работников аппарата, которые общаются с людьми. Допустим, как это делают в Сбербанке — всех сотрудников обучают тому, как нужно общаться с людьми разного возраста и с разными особенностями.

— Судья выносит решение, опираясь только на букву закона. От знаний психологии разве что-то может зависеть?

— Верховный суд Российской Федерации уже не раз обращал внимание судейского сообщества на проблему ювенальной юстиции. Речь о том, что к несовершеннолетнему преступнику не может быть такой же подход, что и к людям, совершившим преступление уже в зрелом возрасте. Потому что подростки в силу своей физической и психической незрелости не задумываются над последствиями своих действий. Они более безответственны и в то же время более беззащитны перед своими внутренними переживаниями, причины которых могут быть самыми разными. Как следствие, появляется желание самоутвердиться, показать другим, какой он крутой и сильный, — и порой это происходит за счет унижения другого человека. Это один из наиболее частых мотивов совершения преступления.

Вы же сами недавно писали о случае, когда двух 14-летних подростков судили за драку со сверстниками по ч. 2 ст. 206 «Злостное хулиганство». И городской суд дал одному мальчику четыре года, другому — три, при том что санкция по этой статье — до пяти лет. Вот о чем я говорю. Суд должен не столько наказывать, сколько корректировать поведение несовершеннолетних, для того чтобы они в последующем не становились профессиональными преступниками, не было рецидивов.

Пост принял!

— Любой солдат мечтает быть генералом. Олег Доржиевич, а вы хотели стать председателем областного суда?

— Нет. Потому что знаю, какая это ответственность и какой это объем работы. На должности председателя суда субъекта уже ни за кого не спрячешься — все решения принимаешь только ты.

— Вы сказали: среди судей много ваших учеников. Это хорошо, или может создать вам какие-то сложности в работе на посту главного судьи Приамурья?

— Судебная система — это не армия, где существует жесткая дисциплина и иерархия. Все судьи по своему статусу равны. И председатель суда — это лишь первый среди равных. Я не имею право влиять на их решения. Единственное, как юрист могу высказать свое мнение. И чтобы к нему прислушались, оно должно быть авторитетным.

— А если судья вынес решение, но, на ваш взгляд, оно необъективно?

— Конечно, и такое бывает. Но давать оценку уже вступившим в силу законным актам я не вправе. Единственное, что мы можем, — это обсудить ситуацию как казус юридический, но не как конкретное дело. Я могу просто высказать свое мнение: в чем была допущена ошибка в применении закона. Другое будет расценено уже как оказание давления на суд.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Фото: Андрей ИльинскийФото: Андрей Ильинский
ФАП с квартирой: Василий Орлов побывал на строительстве пункта в селе ИгнатьевоВласть
Два кандидата в мэры Благовещенска представили свои программы развития городаВласть
Реконструированный мост в Селемджинском районе выдержит паводокОбщество
Для библиотек Амурской области закупили тонны учебниковОбщество
Амурские водолазы прекратили поиски утонувшего при спасении ребенка мужчиныПроисшествия
МегаФон предложил амурчанам новое качество голосовой связиНовости партнеров

Читать все новости

Власть

Василий Орлов: «Рисков для строительства второй взлетной полосы не вижу» Василий Орлов: «Рисков для строительства второй взлетной полосы не вижу»
ФАП с квартирой: Василий Орлов побывал на строительстве пункта в селе Игнатьево
Два кандидата в мэры Благовещенска представили свои программы развития города
Только два из пяти кандидатов в мэры Благовещенска прошли во второй тур
Юрий Трутнев: «Мы с уважением отнесемся к выбору жителей Хабаровского края»
Система Orphus