Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №40 (28930) от 15 октября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
24 октября 2020,
суббота

В списках не значится: амурские поисковики — об уникальных находках на месте Сталинградской битвы

День Победы

«Шрамы войны до сих пор видны на земле и не исчезнут еще много лет», — уверен председатель Амурского отделения военно-исторического общества Андрей Орлов. И он знает, о чем говорит. С 2015 года наши поисковики обследуют места одной из самых кровавых битв Великой Отечественной — Сталинградской. На 40-градусной жаре, под палящим солнцем, они вскрывают военные шрамы — воронки, окопы, любые углубления. И ни воды разливающегося Дона, ни поля не могут спрятать следы самой страшной за историю человечества войны — шрамы, в которых до сих пор лежат останки солдат.

В списках не значится: амурские поисковики — об уникальных находках на месте Сталинградской битвы / «Шрамы войны до сих пор видны на земле и не исчезнут еще много лет», — уверен председатель Амурского отделения военно-исторического общества Андрей Орлов. И он знает, о чем говорит. С 2015 года наши поисковики обследуют места одной из самых кровавых битв Великой Отечественной — Сталинградской. На 40-градусной жаре, под палящим солнцем, они вскрывают военные шрамы — воронки, окопы, любые углубления. И ни воды разливающегося Дона, ни поля не могут спрятать следы самой страшной за историю человечества войны — шрамы, в которых до сих пор лежат останки солдат.

Три медальона — два имени

Сфера интереса амурчан — Серафимовичский район Волгоградской области. В августе — ноябре 1942 года здесь в тяжелых боях погибли 4 100 человек, 1 000 из которых — амурчане, воевавшие в составе 96-й амурской стрелковой дивизии.

— Планируем закончить раскопки на этом плацдарме каждый год, но каждый год обнаруживаются какие-то новые обстоятельства, — рассказал Андрей Сергеевич. — В прошлом году вышли на захоронение на краю поля, где подняли останки военнослужащих и нашли три медальона — это очень большая удача. Имена двоих военнослужащих удалось восстановить.

Медальоны — это небольшие карболитовые капсулы или обычные гильзы с бумажными листками, где указывались фамилия, имя и отчество бойца, место и год рождения. Их обычно хранили в карманах или в сапогах.

— Поэтому весь «настрел», что мы находим, тщательно обследуем, — добавил поисковик. — Другая проблема, что заполнять медальоны — записывать информацию о себе в «смертный» медальон, — считалось плохой приметой. Мол, стоит заполнить, и тебя в ближайшем бою убьют. Поэтому всегда вскрываешь медальон с огромной надеждой и страхом — повезет на этот раз или нет. Но иногда вместо личных данных о бойце получаешь нитку с иголкой или спички.

Еще большая удача, что два медальона из трех удалось прочесть. Помогли в этом наработки криминалистов.

— Информация с одного из медальонов безвозвратно потеряна — при контакте с внешней средой бумага быстро превратилась в прах, такое, к сожалению, случается, — продолжил рассказ Андрей Орлов. — Зато с остальными, а мы впервые привезли медальоны с раскопок, повезло.

«В одну из экспедиций коллеги нашли алюминиевую ложку, на ней было нацарапано «Свободный, Бардагон» — явно человек из наших мест».

Вскрыть и прочитать капсулы поисковики попросили криминалистов из амурского УВД. Специалисты вскрыли первый медальон, его бланк был заполнен химическим карандашом — и читался идеально. Отрыли второй. Достали типографский бланк — пустой! Просветили под парами йода — ничего нет!

— Текста не было видно, только какие-то пятнышки, — Начал рассказывать увлекательную историю Андрей Сергеевич. — Но мы не теряли надежды. Удалось прочесть фамилию бойца и место рождения в Москве и Минске с помощью сложной работы с цветами. По одному из найденных бойцов инициировано перезахоронение в Тамбовскую область, по другому — дело застопорилось, поскольку он был призван в военкомате Днепропетровской области, а сейчас с военными учреждениями Украины достаточно плохая связь. Поэтому он будет захоронен по месту нахождения, а имя и фамилию нанесут на памятник.

Невероятная удача, если рядом с останками удается найти именную вещь. «В одну из экспедиций коллеги нашли алюминиевую ложку. На ней было нацарапано «Свободный, Бардагон» — явно человек из наших мест. А вместо имени нацарапал инициалы — В.И. Это сотни, если не тысячи вариантов. Лучше бы фамилию свою написал!» — посетовали поисковики.

«Мы не любим статистику»

«Мы не очень любим статистику», — сразу предупредили самоотверженные ребята. В первую очередь потому, что она не отображает тот объем работы, которая сделана. Для того, чтобы найти этих трех человек, пришлось перелопатить тонны тяжелой волгоградской земли.

— Чтобы восстановить фамилии 7,5 тысячи человек, которые погибли именно в тех местах, где мы работаем, пришлось переработать список на два миллиона человек. Наша главная задача — не кости найти, а вернуть личность человеку. Зачастую, обнаруживая места неучтенных захоронений, мы их не копаем, а передаем информацию в военкоматы, чтобы установить на этих местах памятные таблички, мемориалы.

Всего же на Серафимовичском плацдарме, в квадрате, который размером примерно с Благовещенск (10 на 10 километров) в ровной, как стол, степи, по подсчетам амурских поисковиков, похоронено не менее 20 тысяч человек — потери и Красной армии, и противника.

— В 2017 году мы обнаружили не учтенное госпитальное кладбище, которое не проходило по документам Минобороны, — продолжил Андрей Орлов. — По нашим данным, на небольшом участке земли было захоронено 163 человека, местные жители же утверждают, что не менее 300. Провели контрольное вскрытие — лежат один к одному, без одежды, оружия. Было огромное желание у разных людей это дело разворовать, выкопать, мы помешали. Кладбище оставили в покое. Теперь работаем над тем, чтобы произвести отчуждение земли, сделать кладбище и установить мемориальную доску. Имена этих людей, которые там похоронены, известны.

Не каждый год приносит такие впечатляющие находки.

— В 2018 году мы ничего не нашли, но провели тщательнейшую рекогносцировку местности, что позволило нам понять, где копать дальше, — объяснил исследователь. — Разведали грунты, привязались к местности, провели фото-фиксацию, много было проделано архивной работы. Это был далеко не отрицательный результат, хотя и не было находок. Поисковая работа — это не только экспедиция. К 21-дневной экспедиции мы готовимся 11 месяцев. Это и исследовательская работа, и организационная. Это огромный объем переписки со всеми службами, главами, собственниками земли. Организация перелета, цена на билеты постоянно растут. В прошлом году только билеты обошлись нам в полмиллиона рублей.

По минному полю

Серафимовичский плацдарм дважды переходил из рук в руки — его то захватывали фашисты, то вновь отбивали советские солдаты. Район Сталинградской битвы до сих пор опасен для человека, так как в земле и сегодня находятся тонны взрывчатых веществ, оружия.

Именно из-за вопросов безопасности амурские поисковики отказались от идеи брать в экспедиции волонтеров и школьников.

— У нас были случаи, когда и амурские поисковики чуть не подорвались, — припомнил Андрей. — Места, где были основные очаги сражений с фашистами, спустя 75-лет, до сих пор считаются районами опасного земледелия. Ежегодно десятки килограммов взрывчатых устройств находят, но все уничтожить невозможно, хотя, крайне необходимо. Судя по документам, только правый берег Дона — настоящая «долина смерти», где были поставлены десятки тысяч мин. Когда солдаты Красной армии пошли в наступление в этом месте, то почти все из этой атаки полегли, а немногочисленные выжившие отходили по трупам, буквально. Взрывы прекратились только тогда, когда тела покрыли поле. Скаты Донской гряды были все красные — кровь стекала.

Во время экспедиции 2018 года амурчане подняли из земли несколько десятков килограммов взрывоопасных предметов — фугасы, гранаты, коктейли Молотова. Саперы Южного военного округа все позже подорвали.

— Кроме этого, работа в степи — это крайне тяжелый физический труд, на палящем солнце с утра до вечера, — озвучили еще одну причину отказа от участия детей опытные поисковики. — А грунт там такой, что лопату бросаешь в землю. А она отлетает, словно от асфальта. Взрослые мужики до места отдыха доползают от усталости. Ну о каких детях может идти речь?

4100

человек погибло в тяжелых боях в августе — ноябре 1942 года в Серафимовичском районе Волгоградской области. 1 000 из них — амурчане, воевавшие в составе 96-й амурской стрелковой дивизии 

Финансовый вопрос тоже повлиял. «Если не попасть в квоту, билеты на ребенка стоят столько же, сколько и на взрослого. Тогда мы лучше возьмем сильного мужика, который может много работать. И взрослый понимает, что если что-то звякнуло, то нужно остановиться, аккуратно зачистить это место и посмотреть, что звякнуло», — добавил Андрей.

— Тем более что местные рассказывают, что в 80-х восемь местных пацанов подорвалось: что-то нашли, в костер бросили — и восемь трупов, — привел еще один веский аргумент Андрей. — У местных чуть ли не на генетическом уровне засело, что в опасные места лучше не ходить. Хотя черных копателей тоже хватает — ищут артефакты: оружие, личные вещи, награды, лом черного металла.

А находки действительно случаются жуткие. Амурчанам как-то позвонил местный житель — дедушка на своем участке копал яму для нового туалета. Копал, копал — и вдруг штыки пошли, а под ними 15 бойцов.

— Видимо, он наткнулся на авиационную воронку, — объяснили специалисты. — В нее сбросили сначала тела, а сверху оружием забросали и закопали.

«Могил нормальных нет!»

За годы раскопок амурские поисковики наработали уникальный опыт и заслужили доверие у местного населения.

— Мы, когда впервые вышли в поле, то думали, что найдем захоронения по холмикам и углублениям, — рассказал о первом опыте Орлов. — Копали, копали западины, а находили только какой-то мусор. Стали разбираться и поняли, что именно здесь не было никаких захоронений. Сейчас объясню почему. Во время операции, в ходе которой был прорван фронт и окружена группировка противника, Красная армия быстро ринулась вперед — наступила снежная зима, собрать и нормально похоронить погибших не смогли. В марте 1943 года фронт был уже далеко, а из-под снега стали «выплывать» оставленные трупы — наши, немцы, итальянцы, румыны. Власти мобилизовали местное население — женщин, детей, стариков — для уборки убитых, чтобы предотвратить эпидемии. Женщины не могли выкопать глубокую могилу, поэтому трупы стаскивали в оставленные воронки, окопы и просто присыпались землей. Кстати, это распространенная ошибка начинающих поисковиков. Для них могила — это тумбочка со звездочкой, затерянная в лесу. Ничего подобного. В таких местах, как Сталинградская битва, свалено все в кучу.

Еще один бич военных археологов — всевозможные приписки в официальных документах военного времени.

— У нас есть документы, где указано, что на такой-то высоте, в 300 метрах от вершины на северном скате, — захоронение. Мы находим по координатам это место — уточняем все по спутнику. Начинаем копать — пусто. Это все, потому что в отчетах делали приписки. В штаб подавались донесения о потерях во время боя за эту высоту, а там брали территорию и с потолка указывали на ней место захоронения, — объяснили специалисты из Приамурья.

Коронавирус спутал планы

В экспедицию амурские поисковики обычно отправляются в августе, когда в Волгоградской области самый сухой период. Однако в этом году планы может изменить пандемия коронавируса.

— Если не получится улететь в Волгоградскую область, нам есть чем заняться у нас в регионе — здесь работ, связанных со Второй мировой войной, тоже хватает. Есть места (не так далеко от Благовещенска), где располагались госпитальные кладбища (не будем называть точные места), и одиночные могилы — будем исследовать, — поделились ближайшими планами поисковики.

Мертвые фашисты вместо указателей: легенды от местных жителей

Еще одна обязательная часть исследовательского труда — работа с местным населением. Хватает, конечно, и выдумок.

— В одном месте стали часто попадаться свиные кости, расспросили об этом у местных, — припомнил Андрей. — А те рассказали жуткую страшилку про «свиней-фашистов». Мол, немцы во время войны построили свиноферму, а сами животных не кормили. Свиньи эти как-то так оголодали, что устроили побег, а по дороге разрыли могилу красноармейцев и съели несколько трупов. Позже мы узнали, что это не более чем байка. Согласно документам, свинарник организовали уже после войны — в 50-е годы.

Хотя встречаются и более правдоподобные, но не менее жуткие легенды.

— Зимы в тех районах снежные — часто случаются настоящие бураны, — припомнил еще одну историю амурчанин. — Во время вьюги дороги не видно. Так вместо указателей ставили мертвых немцев с вытянутой в нужную сторону рукой, пятую точку винтовкой подпирали — указатель готов. Так от одного немца к другому и ходили. Допускаю, что вполне это могло быть.

«Как-то позвонил местный житель — дедушка на своем участке копал яму для нового туалета. Копал, попал — и вдруг штыки пошли, а под ними 15 бойцов».

Есть у местных жителей легенда о некой «черной балке», куда танки сваливали и немецких генералов с крестами на груди.

— Особенность этой Донской гряды — глубокие балки (промоины), которые уходят на десятки метров в глубину, — рассказал Андрей. — Расстояние между краями может быть небольшим — несколько метров, а глубина провала — метров сто. Вниз посмотришь, а там макушки деревьев. Говорят, что немцы, когда шли при отсутствии инженерных частей, наводивших мосты, просто над такой балкой танк переворачивали и по нему проезжали. А эти танки-мосты так и оставались. Со временем ржавели и падали в эти балки. Но спуститься без специального оборудования и найти там что-то практически невозможно. Однажды один из наших поисковиков рискнул спуститься на дно такой балки, а там граната лежит — с войны осталась.

— Большая сложность работы в том же Серафимовичском плацдарме — сама земля, — поделился Андрей. — Уже после войны Дон сместился на 200 метров западнее старого русла, несколько раз сильно разливался, и эти участки полностью уходили под воду. Сейчас в некоторых местах слой ила может быть больше двух метров. А ил прессуется до состояния бетона. Кроме этого, есть заболоченные места, которые тоже практически невозможно исследовать. Конечная наша цель — увековечивание памяти погибших. Хотя мы понимаем, что фраза о том, что война не закончится, пока не будет найден последний солдат, — пафос. Невозможно это… Наша задача — отыскать как можно больше, всех пересчитать и сделать место поклонения.

По военному пути предка: поисковики помогают родственникам найти без вести пропавших  

Зимой, когда все необходимые документы успешно сданы в нужные ведомства, у амурских поисковиков появляется время для другой большой и важной работы — проекта «Судьба солдата».

— Оказываем помощь родственникам в поисках их пропавшего без вести или погибшего фронтовика, — рассказал Андрей Орлов. — Этот проект — документальный, основан на исследовательской работе. Внуки, правнуки предоставляют нам имеющиеся сведения о человеке, который воевал, а мы начинаем копать информацию о нем по документам. Мы даем людям направление, где искать: конкретно расписываем, в какой архив обратиться, адреса и ссылки военкоматов, советуем, как восстановить необходимые документы, и многое другое.

Только в прошлом году с просьбой отыскать следы воевавшего к поисковикам обращались более 190 раз. Но амурчане не всегда остаются довольны выполненной работой.

— Есть семейные легенды, которые передаются из поколения в поколение, мол, наш прадедушка чуть-чуть Гитлера не убил. Многие считают, что их фронтовик обязательно герой-летчик или разведчик и непременно дошел до Берлина. А когда узнают, что их прадед на фронте был поваром или обычным техником, разочаровываются, — припомнили такие случаи исследователи. — Для нас же все, кто прошел ту войну, — настоящие герои. Именно для таких незаметных героев, которые вовремя доставили почту, приготовили обед, наладили связь, сделали дорогу, и была учреждена медаль «За боевые заслуги». Хотя встречаются и уникальные судьбы. Например, медсестра, которая вынесла с поля боя больше сотни человек. Но были и предатели, и дезертиры. За столько лет работы мы четко поняли, что война — это совсем не героическое дело, а грязь, пот, кровь…

«Для нас же все, кто прошел ту войну, — настоящие герои. Именно для таких незаметных героев, которые вовремя доставили почту, приготовили обед, наладили связь, сделали дорогу, и была учреждена медаль «За боевые заслуги», — говорят поисковики.

Еще одна сложность поиска — недолговечная человеческая память.

— Иногда даже отчество прадеда могут перепутать, не то что точные годы рождения называть… Поэтому у нас в работе есть такое понятие, как версии. Например, есть у нас деревня Максимовка, и в ней живут 20 семей Максимовых, у каждого по 10 детей, которые рождены примерно в один год и все ушли на фронт… Поэтому сложно найти какого-то конкретно Максимова. Порой, чтобы найти одну нужную фамилию, перебираешь список в 20 тысяч, который не сортирован в алфавитном порядке. Это неинтересный, монотонный труд.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Герои в опасности: поисковики предлагают вынести все воинские захоронения за пределы БлаговещенскаГерои в опасности: поисковики предлагают вынести все воинские захоронения за пределы Благовещенска
Амурские криминалисты расшифровали смертные медальоны погибших под Сталинградом солдатАмурские криминалисты расшифровали смертные медальоны погибших под Сталинградом солдат
Приемная Медведева поможет амурчанам узнать о пропавших без вести в годы Великой Отечественной
В Воронежской области найдены останки погибшего в годы войны амурчанина
Красноармейцев Хасана похоронят в Китае: останки погибших солдат случайно обнаружили пограничники
В Приамурье открылись пункты помощи в поиске сведений о пропавших на войне родственниках
Останки красноармейца Павла Бойченко из амурского села найдены в Тульской области
Останки амурчанина найдены в братской могиле советских солдат в Латвии
Домой спустя столетие: амурская земля приняла прах российских солдат, погибших в войне с Японией
Привезенные из Китая останки русских воинов перезахоронят на кладбище Благовещенска

В Амурской области диагноз «COVID» поставлен ещё 104 жителямКоронавирус
От химиков до предпринимателей: безработные амурчане получают новые профессииОбщество
РАН: морские млекопитающие не пострадали от токсичных водорослей на КамчаткеОбщество
Стрельцы станут мишенью мелких мошенников, а Раков загонят в угол: гороскоп на 24 октябряСоветы
Василий Орлов проинспектировал строительство космодрома ВосточныйВласть
Четыре тысячи тестов в сутки: Амурской области 106 новых заболевших COVID-2019Коронавирус

Читать все новости

День Победы

Губернаторы Дальнего Востока рассказали на Камчатке участникам «Медиашколы» о развитии ДФО Губернаторы Дальнего Востока рассказали на Камчатке участникам «Медиашколы» о развитии ДФО
По поручению губернатора Василия Орлова 56 ветеранов Свободного будут жить в обновленных квартирах
Василий Орлов: «В Октябрьском районе у памятника погибшим в Великую Отечественную появились лавочки»
Запланированную на 26 июля акцию «Бессмертный полк» отменили
Прямой эфир парада в Белогорске с эффектом «полного погружения» начал работу
Система Orphus