Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №31 (28921) от 6 августа 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
11 августа 2020,
вторник

Благовещенская медсестра два месяца работает в «красной зоне» с пациентами с коронавирусом

Люди

«Если я вижу на улице, в автобусе человека без маски и перчаток, мне хочется подойти к нему и прямо закричать: «Не ведите себя так безответственно! Из-за вас нам приходится рисковать!» Вот уже полтора месяца 20‑летняя медсестра Благовещенской городской больницы Лариса Русских ходит на работу в «красную зону» — туда, где лежат пациенты с коронавирусом. Накануне своего профессионального праздника — Международного дня медсестры, в редкий теперь выходной день, девушка нашла время пообщаться с журналистами «Амурской правды».
 

  • Личный архив Ларисы Русской
  • Личный архив Ларисы Русской

Главное, чтобы костюмчик сидел

— Лариса, как изменилась ваша работа до и после пандемии COVID-19?

— До коронавируса мы не ходили в защитных костюмах — это, пожалуй, самое главное и ощутимое отличие. Первый день в таком обмундировании стал для меня самым сложным. Я надела маску, очки, две пары перчаток, бахилы, сам костюм, который практически не пропускает воздух. И началось… Мы бегаем — капельницы ставим, — все потеет, маска давит. У меня есть фотография, я ее отсылала близким, на которой видны следы от респиратора. После нескольких смен от респиратора у меня стала облазить кожа на носу… Смена костюма идет через шесть часов — столько длится смена. Когда его снимаем, то вся одежда под ним насквозь мокрая от пота. Нас сразу предупредили: если захотите в туалет, то придется надевать памперс. Или терпеть.

— Что самое страшное, когда вы уже находитесь в полном обмундировании в «красной зоне»?

— Когда начинает чесаться нос! Честно, это невыносимо просто. Обычно только оденешься, поднимешься в палату, и тут начинается… А все, уже не почешешь! В первые дни, когда не привыкли, было очень тяжело дышать в респираторе. Было такое ощущение, что воздух вообще не проходит. Представьте: на голове капюшон, на лице очки и респиратор. В первые смены присядешь на минутку отдохнуть — и внезапно подскакиваешь оттого, что тебе кислорода не хватает. Еще один минус — запотевают очки. Выход один — переждать, пока сами не отпотеют. Перед выходом протираем спиртом, но это не сильно помогает. Было тяжело. Сейчас уже все настолько привыкли, что не замечаем, что в костюме.

Первый раз в «красную зону»

— Помните свой первый шаг в «красную зону»? Страшно было?

— Первый выход в «красную зону» стал для меня, скорее, неожиданным. Мы достаточно давно, еще до пандемии, подписали официальную бумагу, что готовы работать с заболевшими коронавирусной инфекцией. Я осознанно решила для себя, что обязательно пойду. Кто‑то ведь должен ходить в «красную зону», лечить пациентов с коронавирусом.

Больше 50 человек с подтвержденным диагнозом COVID-19 лечатся в инфекционном госпитале, развернутом в Благовещенской городской клинической больнице. Одна пациентка в тяжелом состоянии, находится на ИВЛ. 

И вот как‑то я собиралась на свою обычную смену, и тут звонок: «Ларис, подняли пациента — в восемь часов ты идешь в «красную зону». Готовься!» Страх, конечно, был. Очень тщательно проверяла маску, бахилы, чтобы воздух нигде не проходил. Мы тогда еще не понимали, как пациенты с коронавирусом будут выглядеть. Это заболевание описывалось в таких мрачных красках, что невольно представляли очень тяжелых пациентов: без сознания, на искусственной вентиляции. Зашла в зону — лежит обычная женщина с признаками ОРВИ...

— Как‑то изменилось общение с родными? Не боятся вас домочадцы?

— Когда я рассказала, что дала согласие на работу в «красной зоне», то близкие меня поддержали. Даже стали гордиться. На самом деле больше боюсь я, что могу заразить кого‑то из родных. Они же не виноваты, что я могу принести эту гадость с работы. Самой не страшно заразиться. Я молодая, горячая! А если серьезно, то мы настолько хорошо защищены на работе, что я твердо верю, что мы не заболеем. С первого дня были защищены, никакого дефицита костюмов, бахил или респираторов у нас не было и нет. Кстати, обещанные правительством денежные выплаты тоже получили в полном объеме — не обижены.

Шесть часов длится смена в «красной зоне».

На данный момент у нас лежит больше 50 человек с подтвержденным диагнозом. Сильно молодых среди заболевших нет — от 30 и выше. Одна пациентка, уже в возрасте, в тяжелом состоянии — на ИВЛ. Сейчас женщина уже идет на поправку.

Нас тоже проверяют, несколько раз в день измеряем температуру, каждую неделю — сдаем мазки. В этом плане все серьезно. Результат готов уже на следующий день, заболевших среди медперсонала нет.

А был ли мальчик?

— Как вы относитесь к мнению людей, утверждающих, что коронавируса не существует?

— Если честно, то даже у нас в отделении такие есть — среди заболевших. Я к ним подхожу, а мне говорят: «Не бойтесь! Снимайте маску — угоститесь печенькой». Начинаешь объяснять, что нам нельзя, что — вирус. Бесполезно! Начинают утверждать, что вируса нет. Если бы вируса не было, то мы бы не заходили в «красную зону», и вы бы тут не лежали! Хотя бывает и наоборот. Недавно от пациентки такие слова прозвучали: «Мы должны своих героев знать в лицо, а ваши лица мы не видим». Это так тронуло меня. Вообще от многих поддержку чувствуем. Пациенты нас часто называют защитниками, героями. Коллеги сильно поддерживают.

«На голове капюшон, на лице — очки и респиратор. В первые смены присядешь на минутку отдохнуть — и внезапно подскакиваешь оттого, что тебе кислорода не хватает».

Вообще, на мой взгляд, ситуация с коронавирусом очень серьезная по всей России. И мы не исключение. У нас пока нет таких тяжелых пациентов, как в Москве или Италии. Самое неприятное осложнение при коронавирусе — пневмония. И таких больных к нам везут со всей области — из Зеи, Магдагачей, Серышева, Белогорска. Некоторым тяжело дышать, но на искусственной вентиляции легких у нас пока один человек. Остальным пока не надо.

До последнего пациента

— Лариса, скажите как медик, когда уже закончится эта эпидемия?

— Я не могу давать таких точных прогнозов. Лечение, особенно у тех, у кого коронавирус осложнен пневмонией, — не самый быстрый процесс. Знаю одно — будем лечить до последнего пациента. Могу предположить, что за лето мы с этой заразой не справимся… Тем более мы видим, что тут и там нарушают самоизоляцию, игнорируют средства защиты. Я всем своим близким и друзьям говорю: сидите дома! Берегите себя и своих окружающих.

После очков и респиратора на лице остаются следы, которые долго еще не проходят.

А я тоже человек, — знали бы вы, как погулять хочется: на улице весна, май. Я, когда еду с работы, мечтаю: сейчас бы собраться с друзьями — прогуляться по набережной. А нельзя. Живое общение с друзьями — именно этого сейчас больше всего не хватает. Я сама приняла решение — пока не встречаться. Пройдет это все, и мы обязательно увидимся. Хочется пожелать людям огромного здоровья, крепкого иммунитета и самодисциплины. Так мы быстрее выберемся из этой непростой ситуации. Я лично для укрепления иммунитета больше налегаю на овощи и фрукты и обязательно пью рыбий жир.

— Лариса, вы всегда мечтали о карьере медработника?

— Да. Я закончила медколледж, сейчас учусь на первом курсе в медакадемии. Осознанное решение — стать медиком — твердо приняла в девятом классе. Поняла, что это мое призвание. Всегда хотела помогать людям. Вот так и вышло. Хотя родители с медициной никак не связаны. Думала стать психиатром, но сейчас решение пересмотрела и хочу стать пульмонологом — это мне как‑то ближе.

— И последнее… Откуда такая интересная фамилия — Русских?

— От папы…

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
4
16 мая в 08:07

А где ее маска? На фотографии, она почему-то без маски?

— Tatina ?
3
16 мая в 07:28

не дай бог!

— Алексей 555
2
16 мая в 07:23

заболей, там и познокомитесь

— Alrubow Skeptic- Аtheist
1
16 мая в 04:34

хочу познакомиться с этот медсестрой!

— Алексей 555

Материалы по теме

Волонтеры ОНФ передали амурской областной детской больнице 1 780 средств защитыВолонтеры ОНФ передали амурской областной детской больнице 1 780 средств защиты
Первый этап исследования коллективного иммунитета амурчан к COVID-19 прошел «успешно и эффективно»Первый этап исследования коллективного иммунитета амурчан к COVID-19 прошел «успешно и эффективно»
Василий Орлов: «Окончательное решение о проведении «Амурской осени» примем в середине августа»
Амурские фитнес-клубы, турфирмы, кинотеатры, гостиницы и общепит получат антикризисные гранты
«Для науки крови не жалко»: журналисты АП стали добровольцами в исследовании иммунитета к COVID-19
В Благовещенске пациента с COVID-19 приговорили к условному сроку за побег из больницы
Василий Орлов: «Для вакцинации амурчан используем мобильные медпункты»
Тында перевыполнила норму по тестированию на антитела к COVID-19
Амурские медики получили 400 миллионов стимулирующих выплат по COVID-2019
Более 200 жителей Белогорска сдали кровь на исследование иммунитета к COVID-19
Врачи скорой помощи в Благовещенске обеспечены защитой

Личный архив Ларисы РусскойЛичный архив Ларисы РусскойЛичный архив Ларисы РусскойЛичный архив Ларисы Русской
Прокуратура заинтересовалась смертельным ДТП в БлаговещенскеПроисшествия
Полис ОСАГО предлагают оформить в почтовых отделениях Амурской областиОбщество
Давай покрасим библиотеку в черный цвет: учреждения культуры в Благовещенске переживают ремонтОбщество3
Василий Орлов: «Амурские предприятия должны брать студентов на практику»Власть
Ремонты на Благовещенской ТЭЦ и Райчихинской ГРЭС выполнены на 65 процентовНовости партнеров
Василий Орлов: «Жилищный сертификат – хорошая альтернатива для детей-сирот получить квартиру»Власть

Читать все новости

Люди

Руководитель компании «Амурстрой» Александр Синьков:«Сначала думай о производстве, а потом — о себе» Руководитель компании «Амурстрой» Александр Синьков:«Сначала думай о производстве, а потом — о себе»
Соколы как призвание: амурчанин выращивает ловчих птиц на дальневосточном гектаре
Легенда родом из Благовещенска: краевед раскрыл тайны жизни актрисы Марины Ладыниной
Что спасет общепит в пандемию: история владельца сети кофеен Владимира Михеева
Путешествия и отвага: как безбашенные амурские журналистки снимают трэвел-блог «Провинциалки»
Система Orphus