Место, которого нет: «Амурская правда» отыскала таинственную амурскую Шамбалу

Забыть о суете, остаться наедине с природой и самим собой — в век бесконечного прогресса, всевидяших соцсетей и неизбежных стрессов — кажется почти нереальным. Тем более рядом с символом цивилизации — молодой и бойкой гидроэлектростанцией на Бурее. Не каждый сможет найти это место, и не каждого оно примет — именно поэтому ему дано имя Шамбала. «Богом отмеченное место, земля, которую искали в Тибете, а она здесь — в Амурской области», — улыбается синими глазами создатель туристической базы на Нижне-Бурейском водохранилище Владимир Пинегин. Владимир Павлович верит, что имя влияет на судьбу, а потому не дает рекламу. Но, как и должно быть по легенде о Шамбале, путники сами ищут, а самые смелые находят таинственное место, которого нет ни на одной карте. В числе счастливчиков оказались и корреспонденты «Амурской правды».

Дорогу осилит идущий

Еще до знакомства с создателем «Шамбалы» меня предупредили — человек с характером. Наш первый телефонный разговор сложился непросто, но в душе окрепла уверенность — поеду обязательно, познакомлюсь с тем, кто считается легендой Амурской области и о котором почти нет никаких сведений во всемирной сети. «Маша, мне 70 лет, я же старый человек», — говорит Владимир Пинегин. Чистые и пронзительные голубые глаза, очаровательная улыбка, жилистые крепкие руки, — снова и снова ловлю себя на мысли, что свой возраст Владимир Павлович немного преувеличил. А когда видишь то, что он создал своими руками, сомнений не остается — паспорт врет.

«Вы напишете, и все ко мне поедут?» — вздыхает Владимир Пинегин. Он всегда рад гостям и никогда не откажет, но мне признается — хочется покоя. «Шанс на то, чтобы остановиться и сесть, — если только ногу сломать. Другой возможности сойти с моей колеи нет», — заразительно смеется Владимир Павлович.

На «Шамбале» есть пещеры и даже «заблудившаяся» летающая тарелка. 

Колея его жизни выложена камнями в прямом смысле слова. Он родился в Вятке в семье геологов и все детство провел в разъездах — за годы учебы в школе сменил 17 мест жительства. И сам пошел по стопам родителей: стал геологом, окончив известный горный институт в Ленинграде. «В этом институте товарищ Путин защищал свою кандидатскую диссертацию», — лукаво улыбается хозяин тайги. Так и продолжилась его скитальческая жизнь — города сменяли друг друга, а любовь к альпинизму тянула в горы.

— Тань-Шань, Кавказ, Алтай, Саянские горы, Памир, Непал, — перечисляет Владимир Павлович покоренные им горы. — Альпинизм — это не профессия, это способ прожить жизнь.

Этим способом он и двигается дальше. Переехав в Амурскую область 35 лет назад, строил две гидроэлектростанции на Бурее, проводил разведку месторождений. После перестройки занялся частным бизнесом — сначала строительством, а затем промышленным альпинизмом.

— Большинство специалистов по промышленному альпинизму, кто есть в области, — мои ученики. Когда переехал сюда, организовал альпинистский клуб «Вертикаль». После перестройки эта работа зачахла. И я открыл экстрим-парк в Благовещенске, там расположен единственный скалодром за Уралом. В общем, куда ни ткни здесь в альпинизм — вылезают пинегинские уши. Мечтаю подготовить команду скалолазов для участия в зональных соревнованиях — есть реальный шанс быть первыми на Дальнем Востоке. Ну а дальше, в центре России, конкуренция уже серьезная. Пальму первенства сейчас делят Екатеринбург и Красноярск, — отмечает Владимир Пинегин.

«Душа попросила — я откликнулся»

«Каждый когда-нибудь должен быть молод. В каком возрасте на это решиться, не имеет значения». 

Но остановиться на подготовке специалистов и высотной работе Владимир Пинегин не смог: вечная тяга к преодолению толкала дальше. Несколько лет назад Владимир Павлович увидел на берегах Нижне-Бурейского водохранилища этот участок, и сердце екнуло.

— Я в марте здесь был — сугробы по пояс. Ходил и вздыхал: какие места! Когда появилась программа «Дальневосточный гектар», решил — надо брать. Всего здесь моих девять гектаров — на каждого родственника. Это зона тектонического разлома — мы на месте извержения вулкана. Зимой здесь из‑под земли выходит теплый воздух и образуются снежные шапки. А изначально тут было море, осталось очень много известковых отложений, — показывает свои владения создатель «Шамбалы» в сопровождении местной жительницы — ретривера Симы.

«Что‑то оригинальное всегда делается на грани возможного и невозможного. Если это правило взять за основу, то можно творить. «Шамбалу» я делал собственными руками на пределе своих сил и возможностей»

«Шамбала» родилась с тропы Непала, которую проложил в тайге Владимир Павлович. Местные зовут ее тропой Пинегина.

Затем появилось «Ласточкино гнездо» — в скале на высоте более десятка метров от воды альпинист разместил площадку в 72 квадратных метра, на которой установил домик.

В «Ласточкино гнездо» заселяются только смелые туристы, добраться до него можно лишь с помощью альпинистского оборудования. 

Добраться до уникальной точки сможет только смелый — с помощью альпинистского оборудования и силы духа. Основная база развернулась на другом берегу водохранилища — дорога сюда идет прямо от Нижне-Бурейской ГЭС и уходит в тайгу.

Из больших окон яранги можно наблюдать за живой природой. 

— Что‑то оригинальное всегда делается на грани возможного и невозможного. Если это правило взять за основу, то можно творить. «Шамбалу» я делал на пределе своих сил и возможностей, своими собственными руками, — ведет меня мимо любовно сложенных рядами сотен камней Владимир Павлович. — У меня здесь пока четыре подвесных моста, две яранги — это круглая конструкция с прозрачными стенами, в которой можно жить круглый год. Домики на берегу, ванны с минеральной водой из скважины более 60 метров, несколько уличных туалетов, баня, беседки, в этом году построили Дом отшельника на скале, а также сделали пляж — выкопали, отсыпали, сделали ограждения. Заканчиваем теплый дом, в котором можно жить и зимой. Здесь на территории две естественные пещеры, и вообще много чего есть. Даже гроты фантастической красоты. Работа еще не окончена — база имеет незавершенный вид. Люди должны черпать здесь здоровье и увозить море впечатлений. Сейчас есть прогулки на катере, две байдарки, доска для плавания. Задумок еще очень много.

Туристы могут принять ванну с минеральной водой из скважины и попариться в бане. 

Отдых не для всех

Пока мы бродим по подвесным мостам, любуясь неописуемой красотой амурской природы с высоты, пытаю Владимира Павловича: как такое можно сделать самому?! Он машет рукой, как будто в том, чтобы протянуть через две скалы самодельный прочный мост, нет ничего особенного.

Во время экскурсии Владимир Пинегин показывает красоты водохранилища практически с высоты птичьего полета, рассказывает об интересных фактах не только Пинежья, но и истории Амурской области. 

— Мария, ну я же альпинист! В своей жизни я только не играл женские роли в водевилях и не рожал детей. Хотя у меня их четверо. В геологии было так: приходим в чистое поле, забиваем кол, говорят нам — через три месяца тут должны быть буровые станки, помещения и так далее. И ты просто берешь и делаешь, — легким шагом ведет меня над рукотворным морем человек-легенда.

12

точек крепления подвесного моста на Пинежье вбиты на каждую из двух скал 

Пока мы гуляем, спускаемся на площадку, встроенную в скалы, у него бесконечно звонит телефон. «Лучше в будни, в выходные почти все занято», — отвечает хозяин в трубку и тут же идет встречать вновь приехавших гостей.

«Владимир Павлович, спасибо большое! Мы домой, обязательно расскажем всем знакомым про это место», — обещает на прощанье семья с двумя детьми, которая приехала в гости из Хабаровска. Пинегин с улыбкой слушает советы и кивает. Следом уже другая семья в полном составе — пара с детьми решила провести выходные на базе вместо недоступного в этом году заграничного отпуска.

В этом году на базе построили несколько домиков, в том числе Дом отшельника на скале, и оборудовали пляж. 

— Чаще всего сюда приезжают хорошие люди. Они понимают, что это особое место, где можно слиться с природой и отдохнуть. Но бывают изредка и другие — приедут и сидят в обнимку с алкоголем. Зачем? Я им прямо говорю: ведь можно и в городе остаться и пить, — сетует Владимир Павлович.

Карма спасла от смерти

Про сломанную ногу Владимир Пинегин, к моему ужасу, совсем не шутит. «Вдруг подвернется случай — ногу сломаю и ничего делать не смогу, и тогда точно сяду за книгу! Люди принимают кардинальные решения, когда у них случаются несчастья или потрясения, и мне такое потрясение сейчас нужно», — делится мечтой о творчестве Владимир Павлович.

Для гостей базы устраивают прогулки на катере по Нижне-Бурейскому водохранилищу.

— Есть люди, которые довольны тем, что имеют, а есть такие жадные до жизни, как я. Ведь жизнь — это уникальный шанс! Не стоит тратить его впустую. В книге хочу описать один из вариантов — как можно прожить. Просто в моей жизни было много такого… Честно говоря, все было. Даже дуэль на топорах. Я недавно посчитал, 16 эпизодов, когда я должен был расстаться с жизнью. Расскажу один. Это было в 1985 году, мы шли по кулуару (ложбина в склоне горы. — Прим. АП). Это крутой подъем, камни сыплются, как по желобу. Когда альпинисты делают восхождение, нужно в определенное время выходить на связь, у каждой группы есть рация, и даже если все в порядке, обязаны прослушать эфир: вдруг кому‑то нужна помощь. В советское время это строго каралось, если не вышел на связь. Тебе просто не засчитают эту гору, а мы же повышали квалификацию, и для нас каждая вершина важна.

«Жизнь — это уникальный шанс! Не стоит тратить его впустую. В моей жизни все было. даже дуэль на топорах», — говорит Владимир Пинегин.

Шли вчетвером, по две двойки, я шел с немцем из Казахстана, с нами шли во второй связке парень с девушкой. Говорю напарнику: давай выйдем на связь, а ребята чуть задержались. И мы начали раскидывать рацию, тогда была такая — «Карат», это современные — компактные, а эту нужно разложить, протянуть усы, настроить, и весила она килограмма три. Мы разложили, а я за выступом каменным сидел и рюкзак на голову положил: вдруг камень сверху прилетит. Лучше всякой каски работает рюкзак. И сверху эти парень с девушкой нечаянно пустили камни. Я слышу грохот, канонада нарастает такая, что даже стало темнеть. Смотрю, а метрах в трех от меня скала, за ней безопасно. И думаю: если прыгну туда, меня изрешетит. Но канонада растет и растет, и внутри какое‑то шестое чувство подсказало: надо уходить. Я кубарем перекатился туда, через 30 секунд прошли камни. Смотрим с немцем (он тоже спрятался удачно) — каменный выступ, где я прятался, огромный монолит, сметен начисто. От меня бы ничего не осталось, если бы я там сидел. И мой напарник говорит: «Такое бывает только раз в жизни». Но он ошибся… Сейчас, анализируя, могу сказать только одно — карма. Это механизм зеркального отражения ваших поступков на судьбу. Значит, тут более или менее порядок.

8

маршрутов высшей категории прошел альпинист Владимир Пинегин, а в общей сложности в его багаже около 80 маршрутов

Много читая о Далай-Ламе, Владимир Пинегин пытался медитировать, но признается: ничего не вышло. Видимо, мешают нескончаемые идеи в голове и руки, которые привыкли постоянно быть занятыми делом.

— Любой образованный человек должен иметь представление о религии. Я чту десять христианских заповедей, но в православии меня не устраивает одно — нет связи с природой. Буддизм этот вопрос решает. Как эту жизнь увязать без участия природы? Человек ее часть, это невозможно исключить. Как говорят буддисты: «Верь себе и природе», — говорит Владимир Пинегин. — Все вокруг создано природой, и я просто стараюсь максимально органично вписаться в нее.

Как доказательство этих слов, мимо промчался по стволу огромного дуба бурундук, выпорхнула сова. Частые гости на базе — дикие кабаны, в этих окрестностях встречали и диких коз, волка, а осенью в гости заходил медведь. «Наша мелкая собачка его так гнала, что кусты трещали. Правильный медведь: любопытство проявил — и хватит. Змеи у нас тут есть, гостей прошу за хвост не дергать», — шутит хозяин.

«Мне эта область дорога»: хозяин «шамбалы» мечтает развить международный туризм

— Альпинизм — это не только горы, это люди, природа. Все вместе. Бывало, что погибали знакомые, но это лучше, чем умереть от алкоголизма. Да и под колесами автомобилей гибнут гораздо чаще. Рожденный для виселицы не утонет — это про меня, — обаятельно улыбается Пинегин.

Молодой ученик Владимира Павловича, Иван, говорит: альпинизм — это не для всех. Из группы в десять человек, в которую он пришел, до конца дошли трое. Кто‑то так и не смог побороть страх высоты, а кто‑то, наоборот, его заработал. Сам Ваня сорвался однажды и начал заикаться, но после этого раз и навсегда влюбился в покорение высоты. «Как учитель Владимир Павлович — добрый», — признается парень.

На территории есть домики, освещение фонарями на солнечных батареях, несколько туалетов и походная кухня.

— Мне эта область дорога, я уже никуда не планирую уезжать. Есть такая идея, но реализовать ее нелегко. Туризм здесь можно развивать вплоть до международного. Я видел на Алтае такое — туда приезжали туристы из Австралии. Для этого нужна база —как отправная точка, вертолетная площадка, и можно возить туристов, например, в Южную Якутию. Там такие виды! То есть сейчас нужно предлагать туристу сразу несколько точек, чтобы он увез максимально много впечатлений, — делится своим видением развития туризма Владимир Пинегин.

Прощаясь с гостеприимным хозяином, ловлю себя на мысли, что сюда обязательно вернусь. За подпиткой той энергией, которая, как из неугасающего вулкана, течет в это место из одного человека с доброй улыбкой и железной хваткой альпиниста.

«Представляете, сейчас под нами глубина 50 метров, — рассказывает во время прогулки по водохранилищу местный житель Иван — альпинист, ученик Владимира Пинегина, который помогает ему на базе. — Вот здесь были деревни, которые выселили перед запуском плотины. А это наша местная достопримечательность — скала носит в народе название Чертов палец». Везет нас Владимир Павлович, который, ко всему прочему, еще и с легкостью управляет катером. Совсем недавно на месте, где мы проплываем, были огромные сопки и густой лес, сейчас скрыты толщей воды. Слушать рассказы альпинистов, которые исходили эти таинственные места, захватывающе — почти так же захватывает дух от чистоты и красоты природы, не тронутой рукой человека.

Связаться можно по телефону — 8-914-554-21-05 (Владимир Пинегин)

Информацию о путешествиях в Амурской области можно узнать в Туристско-информационном центре по телефону:

+7 (4162) 22-44-09

WA: +79146150638

ticamur@mail.ru

@amur_travel

https://visitamur.ru

Страница в Instagram — @shambala_pinezhye



 

«Амурская правда» и Туристко-информационный центр Амурской области  запустили совместный проект «Текст-Тура». Наши журналисты станут настоящими гидами для читателей: мы покажем самые удивительные уголки нашей области и расскажем об энтузиастах, которые помогают раскрывать туристический потенциал региона.

Возрастная категория материалов: 18+