Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №42 (28932) от 29 октября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
30 октября 2020,
пятница

Аид на жительство: рецензия на новый фильм ужасов «Призраки войны» с Брентоном Туэйтсом

Кино

Американец Эрик Бресс — довольно любопытный кинематографический деятель. За двадцать с лишним лет сценарист и режиссёр смог составить весьма скудное портфолио, однако в нём числятся не только вполне знаковые для хоррора «Пункты назначения», но и «Эффект бабочки»: фильм, который в начале 2000-х справедливо считался культовым и до сих пор занимает неплохие позиции в рейтингах. Сделав довольно продолжительную паузу, Бресс презентовал публике свою вторую по счёту работу в качестве постановщика. «Призраки войны» стали явной попыткой не только как следует напомнить о себе, но и повторить успех семнадцатилетней давности.

Аид на жительство: рецензия на новый фильм ужасов «Призраки войны» с Брентоном Туэйтсом / Американец Эрик Бресс — довольно любопытный кинематографический деятель. За двадцать с лишним лет сценарист и режиссёр смог составить весьма скудное портфолио, однако в нём числятся не только вполне знаковые для хоррора «Пункты назначения», но и «Эффект бабочки»: фильм, который в начале 2000-х справедливо считался культовым и до сих пор занимает неплохие позиции в рейтингах. Сделав довольно продолжительную паузу, Бресс презентовал публике свою вторую по счёту работу в качестве постановщика. «Призраки войны» стали явной попыткой не только как следует напомнить о себе, но и повторить успех семнадцатилетней давности.

Для этого уже опробованный фокус был продемонстрирован в новых декорациях, а дополнительной хитростью послужило смешение жанров — отважный эксперимент, если учитывать небольшой опыт Бресса. Отвага — это похвально, но новый культ на этой политой бутафорской кровью грядке точно не вырастет.

 

Начинается всё, впрочем, довольно-таки многообещающе. Стартовав с антимилитаристических цитат и небольшого мистического этюда, Бресс принимается демонстрировать ужасы войны. Получается нечто вроде «1917», только без фестивальных притязаний: группа американских солдат блуждает по оккупированной Франции на заключительном этапе Второй мировой, отстреливает удачно подворачивающихся под руку нацистов, а в перерывах рассуждает о вечном.

Постановщик с первых же минут знакомства не оставляет зрителю сомнений в крайней озлобленности своих героев: даже самый близорукий и интеллигентный из них преспокойно относится к проявлениям жестокости, не говоря уже о главном маньяке (и по совместительству снайпере) небольшого отряда. Устав топтать пыль европейских дорог, бравая пятёрка делает остановку в шикарном особняке — поступил приказ сменить сослуживцев, охранявших пустой дом до этого.

Торопливо покидающие пост солдаты явно чем-то напуганы и ведут себя очень странно: да-да, всё дело в том, что дом населён злобными духами, которые по традиции хлопают дверями, шлют неприятные сообщения с помощью морзянки, а потом переходят и к более активным действиям. Вермахт тоже не дремлет, так что главным героям приходится держать оборону и снаружи, и внутри, пытаясь по ходу дела разобраться, что же такое жуткое приключилось с жильцами проклятого дома, раз они позволяют себе столь нервирующие случайных гостей выходки.

Пуская в ход самые шаблонные для современных фильмов ужасов приёмы, Бресс ничуть не мучается угрызениями совести: пусть зритель сам догадается, что это лишь подготовка к истинному развитию событий. Полтергейсты прогуливаются у персонажей за спиной, прячутся в шкафах, тянут некрасивые , но сильные руки из переполненной ванны, а вскоре утрачивают всяческое стеснение и принимаются являться во всей своей потусторонней красе.

Скример следует за скримером, и «Призраки войны» начинают утомлять в ускоренном темпе. А когда на экране разворачивается предельно нелепая и лишённая логики сцена схватки с превосходящими силами материального противника, возникает полноценное желание прервать просмотр. Просто потому, что поведение персонажей обещает всё больше и больше глупости, а сочетание этого фактора с мистическим бредом и без того регулярно демонстрируют на широком экране.

Но создатели картины успевают спохватиться, прокладывая солдатикам путь в Аид и лишая их права то ли на память, то ли на психическое здоровье, то ли и вовсе на существование. Первой отступает на задний план война, затем прощальный поклон делают призраки — и публика вдруг понимает, что Бресс все эти годы планировал рассказать примерно ту же историю, что и 17 лет назад. Режиссёр и сценарист даже не поменял архетипы, убрав только любовную линию: да и то, наверное, потому что прописывать её в обстоятельствах солдатских будней было бы слишком утомительно.

Зато с западным фронтом проблем нет, как и с переменами. Главные персонажи «Призраков войны» представляются зрителю в классическом стиле, когда имена не так важны, как поведенческие образы. В пятёрке есть Лидер, которого сыграл вечно молодой Брентон Туэйтс — румяный парнишка, совсем непохожий на командира внешне, но располагающий должным авторитетом.

Есть уже упоминавшиеся Студент и Псих, причём исполнивший роль последнего Кайл Галлнер, звезда сериала «Допрос», с лёгкостью переигрывает коллег по съёмочной площадке. Завершают список Качок и Неряха, для которых Бресс тоже находит важные функции в своей истории. Все вместе солдаты образуют самодостаточное сюжетное звено, которому, по большому счёту, не нужны ни приказы вышестоящих, ни навязанные извне моральные нормы. Герои то ведут себя не лучше нацистов, то оказываются способными и на милосердие, и на самопожертвование, да и друг к другу относятся не всегда однозначно.

Но действие рано или поздно замыкается на Лидере, которому предстоит осознать непосильную ответственность за весь отряд и каждого из его участников по отдельности. К этому моменту сценарий заставляет главных героев ходить по кругу: сначала в переносном, а затем и в прямом смысле. Остаётся только разобраться, какой это из кругов, если пользоваться нумерацией Данте — ведь декорации выдались явно не райские.

Постановщик пытается в меру возможностей быть оригинальным: чего стоит только эпизодический нацист в самом начале сюжета, в котором не без труда можно узнать актёра Билли Зейна — и понять, что вряд ли это абсурдное камео не скрывает за собой авторского замысла. Но и эта, и многие другие важные для сюжета детали Бресс не решается как следует замаскировать: наоборот, он время от времени так отчётливо фокусирует на них внимание, что становится даже обидно за зрительскую репутацию в режиссёрских глазах.

Сказывается и скромный бюджет: если снятый за 13 миллионов долларов «Эффект бабочки» практически не вызывал вопросов по этому поводу, то «Призраки», очевидно, прихрамывают визуально. Фильм способен и напугать, и увлечь перестрелкой, и заставить задуматься — но и сам же постоянно отвлекает недоработками. Отдельным пунктом в списке претензий значатся взаимоотношения героев: из боевой единицы они с потрясающей оперативностью превращаются в стандартных хоррор-дружков, которые истерят, шляются по страшным коридорам поодиночке и то и дело норовят друг дружку пристрелить.

Нет никаких сомнений, что действие можно было сознательно разгрузить от мистической составляющей, сделав её более завуалированной, зато добавить загадок и ответов на них — вот тогда развязка получилась бы действительно шокирующей. Не вышло: связи между временными линиями нарушены, баланс «реальность — видение» не соблюдён.        

Бресс, наверное, и сам не понял, какова в его произведении доля антивоенного и серьёзного в сравнении с развлекательно-пугающим. Центральная (и самая продолжительная) глава «Призраков войны» тянет фильм ко дну — дурацкие вопящие покойники сосуществуют с почти тошнотворным натурализмом, угроза пасть в бою нейтрализуется паранормальным вмешательством.

Какого чёрта понадобилось зловещим мертвецам от отягощённых войной солдат, зрителю расскажут только перед титрами, но перед этим вместо нормальных подсказок предоставят только цитирование «Звонка», «Ключа от всех дверей» и прочего. В итоге из дикой мешанины сложится нечто вроде полноценной картины, но некоторые, в том числе и важнейшие, элементы в этот пазл вбивали кулаком. На фоне большинства представителей неуклонно тупеющего и костенеющего жанра фильм, безусловно, смотрится выгодно — и интеллектуальные упражнения постановщика не останутся незамеченными. Но и стремление угодить всем и сразу тоже: опыт, конечно, любопытный, но очень уж рискованный в коммерческом отношении. А главная мораль картины, зачем-то насильственно окрашенная в нарочито восточные тона, очевидна и важна. Даже слишком, чтобы ещё раз проделывать к ней путь вместе с «Призраками войны». 

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

До чего дошёл прогресс: рецензия на новый фильм «Мой создатель» с Тео ДжеймсомДо чего дошёл прогресс: рецензия на новый фильм «Мой создатель» с Тео Джеймсом
Модный приговор: рецензия на новый фильм «Подлинная история банды Келли» с Расселом КроуМодный приговор: рецензия на новый фильм «Подлинная история банды Келли» с Расселом Кроу
Дорогу молодым: рецензия на новый боевик «Гемини» с Уиллом Смитом
Асоциальная сеть: рецензия на новый фильм «Герой» с Александром Петровым и Светланой Ходченковой
Герой нашего времени: рецензия на новый фильм «Джокер» с Хоакином Фениксом
Сто световых лет одиночества: рецензия на новый фантастический фильм «К звёздам» с Брэдом Питтом
Дополненная реальность: рецензия на новый фильм «Однажды в Стокгольме» с Итаном Хоуком и Нуми Рапас
Кукольный домик: рецензия на новый фильм ужасов «Проклятие Аннабель 3»
Тайны, дети, Мэрил Стрип: на телеэкраны вернулся сериал «Большая маленькая ложь»
«Я же мать»: рецензия на новый фантастический фильм «Дитя робота» с Хиллари Суэнк

Овнов ждет маленький сюрприз, а Весы совершат небольшую глупость: гороскоп на 30 октябряСоветы
В Амурской области коронавирус выявили у 128 человекКоронавирус
«Что мы знаем о войне»: амурчане издали альманах стихов и репетируют спектакль-воспоминание «Нина»Общество
Василию Орлову представили нового военного комиссара Амурской областиВласть
МегаФон становится совладельцем видеосервиса STARTНовости партнеров
Василий Орлов: «И мы, и китайские партнеры очень ждем начала движения по мосту через Амур»Экономика

Читать все новости

Кино

Актриса Стася Милославская: «Не знаю, каким был Эдуард Стрельцов, но знаю, какой Александр Петров» Актриса Стася Милославская: «Не знаю, каким был Эдуард Стрельцов, но знаю, какой Александр Петров»
Звезды бьются, но не сдаются: боль и радость, утраты и надежды «Ледникового периода»
Гармония гормонов, или «Клиника счастья»: Дарья Мороз научит, как стать счастливыми в любви
Утомленный солнцем России: Никита Михалков отмечает свое 75-летие
Актер и шоумен Сергей Белоголовцев: «Не считаю себя таким уж выдающимся человеком»
Система Orphus