Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №41 (28931) от 22 октября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
29 октября 2020,
четверг

Выжившая: история 81-летней жительницы Пояркова, пять дней блуждавшей в лесу

Люди

«Скорей бы про эту эпопею забыли, — признается 81-летняя жительница Пояркова Людмила Ивановна Попова. — На улицу не хожу: замучают же с вопросами. Ну что болтать без толку? Я привыкла работать, а не языком чесать», — прямолинейно заявляет героическая амурчанка. Третьего сентября вместе с дочерью Надеждой они отправились за грибами, однако в назначенное время мама к месту встречи не вернулась. И хотя Людмила Ивановна шутит, что «в двух соснах заблудилась», ее родным, близким и односельчанам было не до смеха. Пенсионерку искали десятки людей с земли и воздуха, но спустя пять дней она сама вышла на дорогу. «Амурская правда» спустя сутки после счастливого возращения побывала в гостях у мужественной женщины и поняла, что другого финала у этой истории быть просто не могло. 

  • Фото: Андрей Ильинский

Заблудилась в родных соснах

«Ты что, меня фотографируешь!» — с порога строго встретила фотокорреспондента АП Андрея Ильинского Людмила Ивановна Попова. Так и началось наше знакомство — с симпатии с первого взгляда. Назвать ее «бабушкой» язык не поворачивается: это тот случай, когда возраст — просто цифра в паспорте. «Садись, пей чай, — командует Людмила Ивановна. — Это что за штука такая? Писать что ли будешь все? Ой-ей! — показывает на мой диктофон Людмила Ивановна и хмурится: — Скорей бы про эту эпопею забыли».

После неудавшегося похода за грибами ее имя в одночасье облетело просторы интернета, десятки людей писали комментарии под новостями о поисках — переживали за женщину, оставшуюся в лесу в одиночестве. Она же ничего особенного в этом событии не видит и прямо говорит: «Не знаю я ваших интернетов, не нужны мне они».

Рядом с Поярково нет тайги. Не особо густой сосняк и около соседнего села Зеленый Бор — место паломничества грибников. Казалось бы, случиться плохому здесь маловероятно.

— Да я же под этими соснами родилась! — огорошивает Людмила Ивановна. — Вот идет лесополоса, ее посадил мой брат — он на фронте погиб. За этим сосняком на телеге мама меня и родила. А заплутала я в других соснах — это я их уже садила. Я же с малых лет работала в совхозе: и сажали, и убирали. До 1971-го прожила в Зеленом Бору, а затем переехала в Поярково. Кем я только не работала за свою жизнь!

Соя сбила с толку

Как вспоминает Людмила Ивановна, тот хмурый день третьего сентября не задался с утра.  «Мы же картошку с Надей копать собирались, а тут эта погода. Замучил уже дождь. Ну я и говорю — с тобой пойду за грибами, не одна ж ты пойдешь. Это я первый раз в этом году собралась по грибы. А сколько раз там были! И Надя со мной со школы по тем местам ходила», — вспоминает Людмила Ивановна.

Они приехали на машине к родным соснам. Грибов почти не было. Как вспоминают, Надежда прошла вперед, а Людмила Ивановна осталась. Как подошел час возвращаться к месту встречи, Людмила Ивановна поняла, что не может найти дорогу обратно.

— Кто знает, что случилось в голове. Я, наверное, вышла на противоположную сторону. Там были валок сена и скошенная трава. Встала и думаю — не было ее тут, когда заходила, постояла в этом валке и перешла тальник — а там соя. Как я увидела ее, ты бы знала… Никогда не видела столько сои, хотя работала учетчиком и мерила саженями поля. Без конца соя — зачем столько? Пасмурно, дождь. Повернулась — и опять  впереди  соя, сбоку соя, везде она. И погнало меня по этой сое — не туда, куда надо. Вот и ходила.

Это соя, говорят родственники, сбила и искавших Людмилу Ивановну. На сложной местности помогавшие проскакали на конях, но след Людмилы Ивановны в поле не заметили. «Мы этот лесок прочесали вдоль и поперек. И главное — ведра-то нет, с которым она ушла. Ведро яркое, приметное — ни его, ни мамы, — вспоминает Надежда, которая на нервной почве в те дни перестала спать».

— Да я ж его дальше бросила, — машет рукой Людмила Ивановна. — Соя эта до конца жизни теперь мне сниться будет. Надо своим сказать — пусть побольше сои мне привезут, нажарю и есть буду, — добавляет то ли в шутку, то ли всерьез.

Мотыга-помощница

За несколько дней она прошла минимум десяток километров и думала, что ушла далеко. Практически не останавливалась, пытаясь найти знакомую местность. И иногда узнавала родные места. «Смотрю, дорога проселочная. А я по ней в райком комсомола бегала, когда меня уволить хотели», — делится воспоминаниями Людмила Попова.

В первую же ночь пошел сильный дождь с ураганным ветром. Стоит ли говорить, что у родственников, которые тогда собрали своими силами поиски, сжималось сердце от страха за хрупкую бабушку. Правда, хрупкая она только внешне.

— А я от дождя под соснами пряталась. Там две рядышком огромные такие, лапы мохнатые, большие. Укрыли меня, — улыбается Людмила Ивановна. — Спала под соснами: ветки наложу — и лягу. Но в основном все время шла. Две мотыги мои — помощницы, одну потом оставила, а вторая вот она, дома! Надя, ты ее не выкидывай, — показывает нам на палку из сосновой ветки. — Смотри, как удобно — на ее пенечки обопрусь и встаю. Говорю ей: давай, мотыга, вперед!

С этой палкой Людмила Ивановна спала в обнимку и шла вперед, подгоняя сама себя. Смотря в ее спокойные глаза, не могу осознать, откуда в такой хрупкой женщине столько внутренней силы и смелости? «А ты попробуй мою жизнь прожить», — и смеется. На вопрос, страшно ли было, вскидывает глаза… «А чего бояться-то? Сусликов не встречала. Не было страха. Мысли разные только. Смотрю на эту сою и думаю: вот приедут ее убирать и найдут меня тут, с червями, закопают. Ну что ты? Нормальные мысли», — спокойно говорит Людмила Ивановна.

Чужие мы все стали

Дочь Людмилы Ивановны признается: когда через два часа мама так и не появилась — растерялась. Сообщила в полицию, службу спасения, но первые дни помощи было мало, а местность, которую нужно было прочесать, большая.

— Мне очень помогли девочки: родственница Аня, подруги в Вотсап группу организовали, туда сбрасывали информацию, собирали волонтеров. Столько людей этот лес никогда не видел. Глава Пояркова Евгений Магаляс сам участвовал в поисках, потом людей с нескольких соседних сел собралось 70 и больше. Так он всех строил и определял, как прочесываем местность. Помощь предложил глава Заксобрания Вячеслав Логинов  (он же наш, местный), прислали нам квадрокоптер, пытались с воздуха искать. Мы очень благодарны всем, кто откликнулся: неравнодушные люди, чужие абсолютно, приезжали на машинах и по грязи ходили с нами. 

Родственники не скрывают — мысли о самом печальном закрадывались, боялись, что Людмила Ивановна могла повредить ногу, но надежда оставалась в сердцах. Они еще не знали, что в конце пятого дня живая и невредимая она сама вернется домой и встретит уставших родственников на пороге.

— Мне бы того дядечку встретить, я бы ему руку-то пожала, — иронично говорит Людмила Ивановна и на мой немой вопрос рассказывает, что могла вернуться домой раньше, если бы не человеческое равнодушие. — На другой день после грозы выглянуло  солнце. Я смотрю — трактор на поле работает, но идти до него прилично и грязи по колено. Дальше иду — мужик мне навстречу, низенький, в черной куртке, он на «Ниве» белой был. Я ему палкой помахала, иду к нему, а он раз — и обратно к машине. Испугался меня, что ли? Ну, остановись ты, скажи, где я, — дальше сама. Из-за таких вот людей мои братья на фронте гибли и другие люди советские, — с обидой говорит Людмила Ивановна. — Мы между собой вроде люди, но уже не те. Ушли те времена, когда кто-то думал о ком-то. Это так... Сказки! Как в твоей машинке, — кивает на диктофон Людмила Ивановна.  

Только на пятый день неведомая сила доведет ее до трассы — той самой дороги на село Дим, где заплутавшую путницу подобрали проезжавшие мимо люди.

«Мама, прости»

Все эти дни она ничего не ела — не попались на пути ни ягоды, ни грибы. Очень хотелось пить — воду нашла в колее, оставшейся от проезжавших машин. «Две шипишечки нашла и съела, а ягод не было. Ну ты что, не знаешь, что такое шипишечки? Ой, да тебя надо в лес везти!» — ругает меня Людмила Ивановна. «Это шиповник», — подсказывает Надежда.

Объяснить, что именно толкнуло ее в нужную сторону, Людмила Ивановна не может, только помнит, что было ей словно видение или сон — как она перешла участок между двумя пролесками. Все это время думала о покойном муже. «Я на пальцах посчитала — похороны прошли семь месяцев и девять дней. И эта мысль никак меня не отпускала. Почему девять дней?» — признается мне она. «Не взял меня к себе», — добавляет тихо.  

На пятый день скитаний она увидела тополя и догадалась — трасса. Решила, что дорога на Благовещенск, но ошиблась. Незнакомая  пара — муж с женой — остановилась и подвезла до Пояркова, но фамилию свою не назвала. Ни в какую больницу Людмила Ивановна и не собиралась ехать — сразу домой. «Думала только о горячем чае. Соседка меня приветила», — говорит она.

В это время Надежда ехала в машине — оттуда же, с места поисков, когда в Вотсап прилетело сообщение — нашлась! С замершим сердцем мчалась домой. Увидев маму, расплакалась. «Сказала только: прости», — опускает глаза Надя. И мне хочется пореветь с ними дружно — уже от счастья, что у этой истории счастливый конец.

Провожая меня до калитки, Людмила Ивановна ругает погоду: «После войны гнилую картошку ели. И сейчас вся сгниет. Солнца бы!» В ее дворике — цветы и прополотый огород, а в сарайчике — куры и свиньи. Непривыкшая сидеть ни минуты, она — символ движения и жизни. Еще в первые минуты я поняла, почему лес не забрал эту стойкую женщину: не хватило у него силы.

— Надо быть энергичной! Что за житуха? Прожить жизнь и ни разу картошку не посадить, морковь от укропа не отличить? Что тут такого, мы все под богом живем, в земле копаться страшно что ли? А за грибами еще пойдем — хочешь с нами? Хорошо собирать — идешь себе по лесу, а зимой как вкусно! Записывай рецепт икры! — снова заставляет меня улыбаться эта удивительная женщина.

Уезжаю с легким сердцем. На мой восторг от новой встречи коллеги говорят: «Маша, вы, кажется, похожи — да ты такая же будешь в ее годы!» Честно — очень на это надеюсь. 

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Фото: Андрей ИльинскийФото: Андрей Ильинский
Рыбы порадуются расслабляющей атмосфере, а Тельцы спалят яичницу: гороскоп на 29 октябряСоветы
«Диджитал»-ликбез: эксперты бесплатно научат амурчан цифровой грамотностиОбщество
Амурская область в тройке лидеров Дальнего Востока по темпам развития преференциальных режимовЭкономика
Спектаклей пока не будет: Амурский театр драмы снова ушел на каникулыОбщество
В Амурской области диагноз COVID-19 поставили 111 новым заболевшимКоронавирус
С амурской артели требуют 10 миллионов рублей за вред природеПроисшествия

Читать все новости

Люди

Инсулин не приговор: амурчанка создала онлайн-школу для родителей детей с сахарным диабетом Инсулин не приговор: амурчанка создала онлайн-школу для родителей детей с сахарным диабетом
Амурский пожарный спас попавшего под грузовой поезд велосипедиста
Когда учитель за рулем: благовещенский педагог ездит в школу на электросамокате
«Я хочу делиться со зрителем тем, что меня радует»: Гоша Куценко рассказал о трудовых подвигах
Алексей Сальников: «Я провинциальный писатель, меня забудут еще быстрее»
Система Orphus