Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №19 (28910) от 21 мая 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
25 мая 2020,
понедельник

Албазино. Российская земля не только у Кремля

Общество

Перед глазами стояло только что увиденное в краеведческом музее - то самое неприступное сооружение с высоким земляным валом и частоколом. Но я невольно отошла, как если б случайно наступила на чей-то безымянный холмик. Впрочем, это и есть могила. Братская могила безымянных казаков-первопроходцев.

Албазино. Российская земля не только у Кремля / Перед глазами стояло только что увиденное в краеведческом музее - то самое неприступное сооружение с высоким земляным валом и частоколом. Но я невольно отошла, как если б случайно наступила на чей-то безымянный холмик. Впрочем, это и есть могила. Братская могила безымянных казаков-первопроходцев.

Они в середине XVII века пришли на восток - «встречь солнца», построили здесь первое на всем Дальнем Востоке русское поселение и обороняли его не раз от дауров. И так, как это всегда делали русские, - «не щадя живота своего». Контуры этой исторической крепости еще просматриваются. Там внизу, под нежным изумрудом зелени, покоятся прах защитников русской твердыни, обуглившиеся куски деревянных строений, старинное вооружение, предметы быта. Ведь раскопки, по словам директора Албазинского краеведческого музея Алексея Лобанова, тут еще не закончены - исследована только половина площади. Лишь часть останков наших пращуров перезахоронена у часовенки, лишь часть бесценных реликвий представлена в музейной экспозиции. Но вал почти сравнялся с землей, да и сам «двор» крепости из года в год «вырастает» на сантиметры, будто земля-матушка лечит свои раны. А люди? Редкие свадьбы, последнее новоселье Почти два десятилетия прошло после горбачевского «нового мышления», взорвавшего Советский Союз, после ельцинских реформ, разрушивших основы экономики и нравственности, но заводы продолжают разбирать на «запчасти», а жизнь в селах никак не наладится. В Приамурье едва ли найдется с десяток тамбовок или раздольных, где хочется жить и трудиться. Остальные же села тихо гаснут, как и родина-мать всех дальневосточных городов и весей - легендарное Албазино. Еще век назад в этой казачьей станице было примерно 1100 человек, сейчас лишь четыреста на двести дворов, где в основном проживают пенсионеры. Последний раз здесь поставили новый дом десять лет назад, а когда играли последнюю свадьбу, старожилы еле вспомнили. Детский сад давным-давно закрыли. Связи нет. В двух-этажной школе-красавице учатся всего 50 детей. Из выпускников никто в селе не задерживается: только встал на крыло - и прочь из родного угла. А что тут делать?! - Мужикам да бабам негде работать, что про молодежь говорить. Примерно шестьдесят человек работает. Кто - в лесхозе, на почте или в школе, кто на заработки в города подался, но большинство спивается. Не живет наше Албазино, а тихо умирает. Якуты как-то наведывались, хотели на наших просторах коневодством заняться. Походили, посмотрели - одни старики остались, а молодые даже в собственном огороде не хотят трудиться. С тех пор о них ни слуху, ни духу... «Подноготную» о своем селе Василий Филинов, глава здешнего муниципального образования, выдавал ровным будничным голосом. Видно, свыкся майор в отставке со вселенским равнодушием. Что толку возмущаться, если от прежнего городка-крепости одна видимость осталась и никому до этого дела нет?! Поля бывшего совхоза впору назвать целинными. Овощеводством занимается только один человек, и то пришлый, из Нерюнгри женщина приехала. И цветы пробовала разводить Елена Бачило, и овощную рассаду для пограничников выращивать, и детский лагерь «Юный бамовец» витаминной продукцией снабжала. Но многое ли может сделать Елена Николаевна, если ей уже 60 годиков стукнуло?! Мыкается человек, старается: то один участок брошенной земли разработает, то другой. Вода тут привозная, за каждую бочку 14 рублей платить надо. Сколько этой живительной влаги для той же капусты требуется... Есть в селе и небольшое частное стадо лошадей, которых фермеры разводят на мясо. Порадовалась я, было, за незнакомых мне мужичков, но когда увидели лошадиную голову в проеме окна крепкого кирпичного здания, не по себе стало - в конюшню превращена бывшая столовая. Теплым солнечным деньком ездили мы по пустым молчаливым улицам Албазина, а от слов нашего сельского гида веяло холодом: - Вот тут дома стояли, там - общежитие. Дом культуры видите? Сейчас там дискотека. И где танцуют ребята? На костях предков! Власть в 80-х годах ткнула пальцем - сюда, и построили ДК на месте старого кладбища, хотя могли бы выбрать двор сгоревшего клуба. Он рядом с музеем стоял. Получился бы неплохой культурный центр. Неповторимая изюминка О местном краеведческом музее можно и нужно фильмы снимать. Тут каждый экспонат на вес золота - настолько уникальны эти немые очевидцы истории российского Дальнего Востока. Ценность эта не в веке рождения (многие вещи датируются семнадцатым столетием) - с их помощью первопоселенцы растили хлеб, строили дома, защищали свои честь и кров, выдерживая осаду, штурм, многомесячную блокаду. Вот трудяга сошник (своим хлебом албазинцы торговали уже через десять лет), на другой витрине - гвозди местного производства, причем горячей и холодной ковки. И это на пятачке российской земли, за тридевять земель от Забайкалья! Этой веревочке из растительного волокна более 300 лет, как и кусочкам ткани, фрагментам кожи. Глина вкупе с вечной мерзлотой отлично сохранила многие предметы быта наших пращуров. Остроги, монеты, пушечные ядра, керамическая и железная посуда, наконечники стрел, украшения сбруи - чего тут только нет! Но наиболее ценна коллекция нательных крестов - единственное, что осталось от личных вещей павших защитников крепости. Впрочем, самое ценное, найденное во время раскопок, давно разошлось по музеям СССР и частным собраниям. Например, знамя албазинского воеводы или его печать. Ведь когда-то первая русская крепость на Дальнем Востоке манила ученых не только Благовещенска, но и Иркутска, Новосибирска, Владивостока... Сейчас мало кого интересует история Албазина. За исключением, пожалуй, таких фанатов, как старший научный сотрудник областного краеведческого музея Владимир Абеленцев и его коллега из АмГУ Сергей Волегов. - Вокруг Албазина возникла русская общность. Более того, вся история освоения русскими Дальнего Востока начиналась именно отсюда. Это нельзя не ценить! Жаль, что не хотят вас слышать, Владимир Николаевич, в больших и не очень кабинетах. Не хотят чиновники понять и признать уникальность первой русской твердыни на Дальнем Востоке. Как следствие этого - последние три года раскопки на территории крепости не проводились, а значит, не блестит новыми гранями здешняя «изюминка» - краеведческий музей. - Тут только сними дерн, и можно найти нечто такое... - уверяет нас директор Алексей Лобанов, сам увлекавшийся археологией еще в пятом классе. - А сколько старинных предметов люди находили во время сельхозработ, даже на своих огородах. Тут вся земля историческая. Албазинцы всегда считали за честь отдать находку в свой музей. Они же сами его строили еще при сов-хозе. Сами воссоздали под открытым небом уголок прежнего Албазина с избой казака, амбаром, кузницей, баней по-черному, заводней. Не одно десятилетие стоит наш музей, но за все это время не было ни одного случая вандализма на его территории. Берегут свою память албазинцы. История создания здешнего музея уникальна. Может быть, до сих пор вся эта ценная коллекция ютилась бы в каком-нибудь школьном классе или в шкафу сельской конторки, если б не Агриппина Николаевна Дорохина. Только ее настойчивость, почти фанатичный патриотизм сберегли все это. Более того, именно она добралась до Москвы в далеком 1974 году. В Минкультуры вняли просьбе «ходока» из Дальнего Востока и постановили: музею в Албазине быть! Более того, этому удивительному, самоотверженному человеку албазинцы обязаны своим спасением. Когда после очередного большого наводнения, погубившего нижнюю часть села, посевные площади, инвентарь, скот, областная власть решила перевести албазинцев в Архаринский район, именно она, сельская учительница, впоследствии бессменный директор музея, воспротивилась такому самодурству. Но не повозмущалась на кухне, как это делали тогда многие, а поехала с мужем Иваном Васильевичем в Москву в Министерство сельского хозяйства. И доказала: нельзя отсюда перевозить людей, пусть на новом месте хоть райские кущи обещают. Это же Албазино! Первый городок-крепость на дальневосточной границе России спустя три века вновь выстоял. Жаль только, что это была не последняя в его жизни атака. Робкие лучики надежды Алексей Лобанов, внук и духовный наследник Агриппины Дорохиной, всерьез озабочен будущим семейного детища. За год музей посещают не менее тысячи человек. Регулярно наезжают школьники Сковородинского, Свободненского, Шимановского районов. Есть посетители заграничные - из Китая, Японии, даже из Европы. Но разве это масштаб для такого музея, как албазинский, для самого села - первого русского форпоста на Дальнем Востоке, которому 12 августа исполняется 355 лет? Конечно же, нет. Сюда не спешат толпы туристов из Благовещенска, паломников из Приморья или Магадана, хотя не мешало бы всем дальневосточникам увидеть хотя бы раз в жизни праматерь всех здешних российских городов и сел. Увидеть место, «откуда есть пошла русская земля» на Дальнем Востоке. Но Албазино никогда не станет этой Меккой: не так нас воспитывают, и не то мы ценим в жизни. И дело не в отсутствии гостиницы, о которой мечтает Алексей Лобанов. Дело в нас самих, в нашей памяти, желании знать больше, ценить свое прошлое, действительно славное и героическое. А пока все, кому дорого Албазино, живут надеждами. Владимир Абеленцев: «Чтобы сохранить исторический и одновременно культурный памятник, нужны серьезные траты. Это не бизнес, это престиж государства». Василий Филинов: «Места у нас почти заповедные. Рыба солидная в реке появилась. В тайге есть зверь. А изюбря сколько, сохатого... Так что можно приятное с полезным соединить». В Сковородинской районной администрации пошли дальше. Хотят все Албазино превратить в исторический памятник, создать соответствующую инфраструктуру для гостей и разослать буклет в турфирмы - приезжайте! Цель их планов - не только дать возможность албазинцам заработать на обслуживании, продаже поделок, сувениров. Имидж древней столицы дальневосточного края хотят поднять, тогда и село заживет. Но это пока не более чем радужные мечты. Нужны очень большие деньги и очень большое желание сберечь для потомков частицу истории нашей малой Родины. На сегодня реально только одно - устроят в конце недели праздник для селян, приедут с концертами из соседних сел артисты. Попоют, попляшут, скажут официальные лица «Держитесь», выслушают жалобы сельчан и до следующего раза простятся с Албазином. Чересчур грубо, жестко написано? Может быть. Только не забыть мне этот диалог с сельским главой. - Что останется тут в год 400-летия Албазина, если не остановить разруху? Две избы или больше? - Два сруба, - отчеканил помрачневший Василий Васильевич. Последние из могикан - Как у меня огород поет! Дождичек прошел. Она, матушка моя, ожила, хоть и верховую влагу попила. Вот лучок, чесночок, помидорчики - все есть. Только самогонка не растет. Ну ее, проклятую. Люблю земельку я, страсть как люблю. Она нас родила, вскормила, она нас и спрячет. В прошлом году свинью еще держала, а сейчас не могу: тяжело. Сколько лет ты мне, дочка, дала? Нет, 78 лет мне. Я бы знаешь, как прыгала, если б мне было 65. Литовкой бы все покосила и избу выбелила. А сейчас сил на все не хватает, но надо. Живому жить надо и трудиться. Село у нас такое хорошее было, и люди добрые. Корчевали, поля чистили от камня, земля тут плодородная - богатейший край. Но сейчас и близко таких людей нет... Вы правы, Вера Андреевна. По труду нет вам равных во всем селе. Всю жизнь Кашкарова работала поваром, телятницей, санитаркой в участковой больнице... Иначе было не выжить многодетной семье, потерявшей на фронте отца-кормильца. Казалось бы, наработалась от души, но видели бы ее девять соток... Ни соринки! Не подкосила женщину даже недавняя беда - сдохли разом две коровы. Просит главу Василия Филинова помощь оказать, чтобы хоть одну коровку купить: «Живому жить надо». Дом у Веры Андреевны стоит на самом высоком месте - внизу все Албазино как на ладони. И все люди тоже. Пьет село, бездельничает. И ее внук тоже. Потому просит у судьбы старушка одного - не болеть, чтобы хоть еще чуть поднять правнучек Настеньку и Галочку. На фоне покосившихся изб дом Карманчиковых смотрится как игрушка. Ладный, крепко сбитый, новеньким синим забором огороженный. Семью Николая Ивановича и Галины Ивановны тоже обычной для Албазина никак не назовешь. Не пенсионеры - оба работают да еще хрюкающее, мычащее и кудахтающее хозяйство держат. Детей в семье много, как ни в какой другой, что живет в селе, - трое. Самому младшенькому Ванечке десять месяцев исполнилось. Что еще нужно для счастья? Живи, работай, детей поднимай. Но это в Албазине большая редкость. Последние из могикан, так сказать. Родина-мать зовет А что нужно для села Албазина? Не мне со своей колокольни судить, насколько выполняется федеральная программа развития Забайкалья и Дальнего Востока. Вы и сами это знаете - плохо! Белокаменная, которую защитили в Великую Отечественную сибиряки и дальневосточники, забыла, что российская земля не только у Кремля. Потому я знаю точно, что всем нам нужно. Новый Левитан! Его громоподобный голос, который ненавидели враги и ждали с тревогой и надеждой наши. Чтобы он опять, как в Великую Отечественную, заставлял сердца миллионов сжаться от боли и отчаяния, заставлял бороться и побеждать. Вы помните слова Левитана: «Наши войска оставили такие-то города». Пусть сегодня на всю страну звучит это: «Наша власть оставила без боя такие-то села...» Может быть, тогда Москва очухается от бесконечных тусовок. И мы все наконец поймем: дальше отступать некуда! И перестанем «кормить» разруху собственной ленью и равнодушием. Россия теряет села, людей, оголяет территории, на которые не зарятся только слепые. Выходит, зря гибли, страдали наши предки, собирая по крупицам, веками Великую Россию от моря и до моря?! ...Над амурской глубинкой закат. Тихо гаснут села, особенно отдаленные. И мы привыкли к этому. Но неужели так же незаметно уйдет и Албазино, родина-мать нашего Дальнего Востока, и мы не услышим ее тихого последнего зова?

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

В Приморье отец с тремя детьми ушел в лес пережидать коронавирусПроисшествия
Амурские медики провели уникальную операцию четырехлетнему ребенкуОбщество
В Циолковском 19 случаев коронавирусаКоронавирус
Новую кадастровую оценку получат амурские объекты капстроительства в 2021 годуЭкономика
ВТБ фиксирует снижение числа обращений по кредитным каникулам на третьЭкономика
Крупногабаритное оборудование для Амурского ГПЗ будет плыть из Германии три месяцаЭкономика

Читать все новости

Система Orphus