Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №84 (28848) от 15 августа 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 августа 2019,
воскресенье

О войне по секрету

Софья Санаева хранит тайны разгрома Японии

Привычку держать язык за зубами Софья Емельяновна хранит с августа 45-го года. Через руки тогда еще молодой женщины проходили документы с грифом «Секретно» и «Совершенно секретно». Между делом приходилось заряжать пулеметы и готовить к использованию авиабомбы. И про грядущее наступление на японцев она узнала задолго до появления первых слухов об этой войне.

О войне по секрету / Привычку держать язык за зубами Софья Емельяновна хранит с августа 45-го года. Через руки тогда еще молодой женщины проходили документы с грифом «Секретно» и «Совершенно секретно». Между делом приходилось заряжать пулеметы и готовить к использованию авиабомбы. И про грядущее наступление на японцев она узнала задолго до появления первых слухов об этой войне.

Платье для Сони

Ей не пришлось ступать на землю врага, но последствия короткой победоносной войны для Сони Санаевой вылились в двухмесячную госпитализацию. На нервной почве у девушки отказали ноги. Пошла звонить домой маме, в очередной раз дать весточку — дескать, все нормально, жива, здорова… и грохнулась на пол, не в силах пошевелиться. Врач сразу предупредила:

— Перестанешь нервничать, успокоишься — и тело вновь оживет. Главное, сразу не вскакивай, а то совсем без ног останешься.

Так и случилось. Однажды, к великой радости пациентки, в ногах появилась ноющая боль, медперсонал бросился приводить ступни и голени в рабочее состояние. Дня через три она впервые свесила ноги с кровати и осторожно, держась за окружающие предметы, подошла к зеркалу. Пышные, по-девичьи привлекательные темные волосы безнадежно испортил контраст первого луча седины.

Сегодня она уже седая полностью, за плечами жизнь, переполненная треволнениями, заботой о детях и муже-фронтовике. Но до сих пор перед глазами новое черное крепдешиновое платье и белые, доставшиеся в неимоверной магазинной толчее, тапочки.

— Нет, не туфли, а именно тапочки, — поправляет меня Софья Афанасьевна. — Я родилась в Благовещенске, семья насчитывала 10 ребятишек, денег на всех не хватало, и мне приходилось донашивать одежду за старшими. Хорошо, мама шить умела и все, что можно, подгоняла под мой рост. Я даже школу бросила и работать пошла только ради того, чтобы заработать и наконец приодеться. Помню, это самое платье надела и тапочки, похвастаться хотелось перед соседями, а на календаре было 22 июня 1941 года. Пришлось надолго про наряды забыть.

Как только возраст позволил, пошла с подружкой в военкомат, там посадили оформлять документы на новобранцев. Хоть в школе и недоучилась, а почерк был очень красивый и ошибок почти не делала. Видимо, приглянулась я начальству, и меня направили в Завитинскую школу младших авиаспециалистов.

Учеба трудолюбивой девушке давалась легко, хотя порой усталость одолевала неимоверная. Однажды уснувшую прямо на парте Софью растолкал преподаватель, и она честно пробормотала, едва разлепив уставшие веки: «А чего вы хотите — меня ведь Соней зовут». Ей многое сходило с рук, ведь окружающие понимали — как только понадобится — выложится сполна. И она выкладывалась.

Не женское дело

Осенью тревожного 1943 года выпускников ШМАС (школы младших авиаспециалистов) распределили по частям и соединениям. Соня после недолгого мыканья по разным амурским гарнизонам вновь вернулась в Завитую. Там базировался штурмовой авиационный полк. Самолеты Ил-2, успевшие завоевать определенную репутацию на Западном фронте, вызывали гордость у всего личного состава. Среди авиамехаников девчонок было несколько десятков человек, и работать и делить ответственность им приходилось наравне с мужчинами.

— Среди прочих задач приходилось заниматься зарядкой пулеметов и подготовкой авиабомб к использованию, — припоминает Софья Емельяновна. — Командование сразу внушило, что от нашей работы зависит жизнь летчика. Не дай бог в бою что откажет.

О том, что предстоит война с Японией, Софья узнала одной из первых. Однажды прибежал штабной офицер и потребовал написать собственную биографию. Сильно удивившись (биографии были в личных делах всех военнослужащих), младший авиаспециалист Санаева взялась за ручку. Правда, дописать до конца так и не удалось — адъютант дождался окончания второй строчки, забрал этот лист бумаги и удалился, чем еще больше удивил нашу героиню.

— Ему, видимо, был нужен образец моего почерка, — делает догадку женщина-ветеран. — Буквально дня через три приказали перейти на работу в штаб. Я три дня ревела, думала, не смогу усидеть в писарях, а позже свыклась. Еще позже заболел руководитель секретной части, и меня перевели туда. И вот здесь уже работа была связана с государственной безопасностью. Ответственность — не передать словами. Каждый документ учесть, систематизировать, сохранить. Что пропадет или станет известно сослуживцам — головы не сносить. Еще даже слухов о предстоящей войне с Японией не было, а я уже знала о предстоящем наступлении. Тяжело работать и поделиться не с кем.

Из последних сил

Положение осложнялось тем, что с нее никто не снял ответственности за подготовку самолетов. Более того, оценив старания, девушку закрепили за машиной командира полка. Находясь в двойном статусе, она и отправила его в первый бой.

— Вроде бы всего месяц война шла, а переживаний сколько пришлось перенести, что не передать словами, — украдкой вздыхает Софья Емельяновна. — До этого вроде бы и жили военной жизнью, но постоянно гадать — вернется, не вернется — не приходилось. В первые же дни первые потери понесли. Смотришь — самолет весь исковерканный тащат, а чуть позже и самого летчика, завернутого с головой в плащ-палатку. В другой раз самолет садится, а пилот из кабины буквально вываливается весь в крови — из последних сил дотянул. Мы, девчонки, наревелись тогда, но ведь мне-то расслабляться нельзя — вся «секретка» на плечах висит. Недоглядишь — беда случится. Зато когда объявили о разгроме Японии, творилось что-то страшное, люди от радости с ума сходили.

Со временем Софья Санаева вошла в число лучших секретчиков фронта, даже предлагали продолжить службу после войны. Она отказалась — хотелось вновь дышать полной грудью, забыть о тревогах, госпитале и военных тайнах. Наконец облачиться в то самое довоенное крепдешиновое платье… Получить образование так и не удалось. Вышла замуж за фронтовика-сапера. Вместе работали в фотоателье «Данамо».

Всем хорош был новоиспеченный жених Виктор Павлович, да только раздражала поначалу его чрезмерная медлительность. Позже выяснилось, что войны он хлебнул полную чашу, даже через край… Во время разминирования вражеских мин все друзья погибли, лишь двое осталось, один из которых — Виктор. Он один из немногих, кто сразу понял буквально поговорку, что сапер ошибается лишь единожды. Потому и делал все медленно, обстоятельно — привычка, не помешавшая прожить душа в душу 45 лет. Двух дочерей вместе вырастили. Муж давно умер, ушли однополчане и друзья. А она до сих пор хранит в памяти совершенно секретные тайны Второй мировой войны.

Историческая справка

В августе 1945 года в Завитинске дислоцировались: управление 96-й (позднее — Амурской) штурмовой авиационной дивизии и 398-й (позднее — Краснознаменный) штурмовой авиационный полк. Они входили в состав 18-го смешанного авиакорпуса.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Почти все амурские подтопленцы переехали из пунктов временного размещения в свои домаОбщество
Движение по трем участкам дорог в Благовещенске будет ограничено из-за ремонтаОбщество
Федор Бондарчук думает над сценарием фильма о жесткой посадке А321 на кукурузное полеОбщество
Инспектора Благовещенской таможни подозревают в вымогательстве взяткиПроисшествия
Гороскоп на 18 августа: Козероги поговорят по душам, а Стрельцы отдадутся романтическим переживаниямСоветы
Экологи не обнаружили опасных цианидов в воде и почве подтопленных селах Мазановского районаПаводок—2019

Читать все новости

Система Orphus