Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №64 (28833) от 14 июня 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 июня 2019,
вторник

Четыре судьбы под одной крышей: социальная квартира в Завитинске стала домом одиноким пенсионерам

Люди

Лидию Катину в ее 65 лет никогда не называли ни мамой, ни бабушкой. Наталья Канина за 70 лет так и не нажила свой дом. А 76‑летняя Любовь Васильченко при живых детях не видит внуков. Разные судьбы под одной крышей связало одиночество. Социальные квартиры в Завитинске — уникальный опыт в Приамурье. «Коммуналки» для пожилых становятся альтернативой дому-интернату. И как показывает жизнь, пенсионные малосемейки продлевают век людям, которые на склоне лет обретают новых близких.

  • Фото: Андрей Ильинский

Наталья Канина, 71 год. 

Приехала с Украины. С 1991 по 2008 год жила в России без гражданства.

«Лучше дальнего родственника»

Они не запирают межкомнатные двери, а друг о друге знают больше, чем кровная родня. «Ближний сосед лучше дальнего родственника — это наш случай», — делится Наталья Канина. В социальную квартиру она попала одной из первых — в 2008 году.

— Меня нашла наш соцработник, Ольга Ивановна Нестеренко, — вспоминает Наталья Александровна.

Куда бы пошла, не попадись добрые люди, страшно представить — ни одного родного человека на всем белом свете.

— Я на Дальний Восток приехала из Киева на разломе 90‑х, с советским паспортом. Оказалась и не украинка, и не русская, — восстанавливает повесть своей жизни Наталья Канина.

Одинокую и никому не нужную пенсионерку, словно бездомного щенка, забрали с улицы, когда ей было 60.

Семнадцать лет Наталья Александровна прожила без гражданства. «Обращалась в паспортный стол много раз, сколько делала запросы — ни на один ответа не было. На работу меня брали. Была поваром в Архаре, в войсковой части в Завитой — дежурной по общежитию и уборщицей, дежурной на железнодорожной станции», — продолжает пенсионерка. Вся жизнь — бесчисленные вахты и казенные углы, предоставленные временно наемному работнику. К преклонным годам Наталья Канина вдобавок ко всему оказалась на улице, совсем одна.

2

четырехкомнатные социальные квартиры для пожилых людей созданы в Завитинске. Одна сдается с 2006 года, другая — с 2012‑го.

— Дед, с которым я жила, умер. Дом его родственники забрали. Потом пришлось мне в людях жить за крышу над головой, за чашку похлебки. Три года нянькой была, ребеночка воспитывала, потом сиделкой ночной, — перечисляет бабушка.

Одинокую и никому не нужную пенсионерку, словно бездомного щенка, забрали с улицы, когда ей было 60. Дали комнату — ее первое в жизни жилье, откуда не выгонят за ненадобностью. Помогли оформить паспорт. «Пока бумаги делали, мне нужно было как‑то жить. На трассе была точка — пошла туда мыть посуду. Много вязала, брала заказы. Накопила на телевизор за два месяца, а тут мне дали пенсию», — вспоминает Наталья Александровна, как радовалась первой выплате, которую получила в 62 года.

В 2013‑м пенсионерка абсолютно ослепла.

— Открыла глаза — и ничего не вижу. По памяти хожу по стеночке, живу на диване. У меня телевизор — средство информации: включаю и по программе догадываюсь, который час. Соседка Лидия Ивановна — мои глаза и мои руки, — рассказывает Наталья Александровна.

Любовь Васильченко, 76 лет.

Оказалась на улице, когда развалился барак и выгнали дети.

«Сын и внуки не пришли ни разу»

Любовь Александровна стала бездомной уже после 70. Барак, в котором прожила всю жизнь, состарился вместе с ней.

— Я в том доме уже одна жила. Пока в гостях была — ездила к сестренке, дом растащили по бревнышку. Вернулась — крыши и коридора нет, — вспоминает пенсионерка.

Пошла к сыну. «Там пожила два года, с невесткой разругались — выгнала. Ушла я искать квартиру — не буду ж на улице ночевать. И попала сюда. Живу уже пять лет. Сын не пришел ни разу. Внуки — тоже», — закрывает глаза руками Любовь Александровна.

«Пока в гостях была — ездила к сестренке, дом раста­щи­ли по бревнышку. Вернулась — крыши и коридора нет».

«Ну все-все, — обнимает ее завотделением соцобслуживания на дому по городу Завитинску Елена Долгополова. — Баб Люба, ты чай сегодня пила? Давай чайку с конфетами?» — «Не хочу», — всхлипывает бабушка. Родня не появилась и после того, как про пенсионерку рассказывали в газетах и на телевидении.

— Одна я. Уже привыкла тут, уже как дома, — сверлит взглядом пустоту Любовь Александровна.

В новом доме у бабушки случился инсульт, отнялись ноги. «Она у нас, когда ходила, вареники стряпала, угощала», — переводит разговор Елена Долгополова. Участие чужих людей — единственная ниточка, которая держит бабушку в этом мире.

Лидия Катина, 65 лет.

Осталась наедине с тяжелой болезнью после смерти мужа.

«Начала жизнь с нуля»

Лидия Канина начала новую жизнь в юбилейный 55-й год. Не стало мужа — ее единственного близкого человека. Он и сейчас смотрит на ее быт с портрета.

— У меня признали катаракту. А когда его не стало, вообще зрение пропало — стресс, сердце прихватило, — уже спокойно переносит горькие воспоминания Лидия Ивановна.

Под новый, 2009 год слепую женщину привезли в Завитинскую районную больницу. Совсем плохую — даже супруга хоронили без нее. «Детей нам Бог не дал. Я осталась одна. С тех пор один путь у меня был — в дом инвалидов. Но там очередь. Говорят, до меня бабушка жила два года в больнице», — пересказывает былое пенсионерка. Лидия Катина занимала социальную палату 4 месяца. На первомайские праздники ей сделали операцию на оба глаза и вернули зрение.

— Куда мне было возвращаться? Одной в деревенский дом? Уже весна, печку надо топить, огород сажать. А мне наклоняться даже нельзя, — размышляла она.

«Детей нам бог не дал. Я осталась одна. С тех пор один путь у меня был — в дом инвалидов».

Наудачу в социальной квартире освободилась комната, ее и отдали пенсионерке. «Пока лежала в больнице, меня обворовали. Из старого дома вынесли все. А тут комната была совсем пустая. Дали мне кровать, дали кастрюльку», — смеется Лидия Ивановна. Она начала с нуля, как студентка в комнате общежития. Откладывала пенсию, скоро обставила комнату.

— На ремонты мы с соседками складываемся. Прихожку, пылесос купили, — открыто улыбается пенсионерка.

Глава района подарил новую стиральную машинку. Так пенсионная коммуналка обрастает мебелью, а ее жильцы — близкими людьми. «Утром я сама что‑нибудь перехвачу — иду к Наталье Каниной. Она ж не может сама. Мы с ней как сестры, даже фамилии у нас похожие. На пару купили хороший холодильник в январе. Копили деньги, немножко не хватило, но тут Путин помог — по 5 тысяч к пенсии дал, — шутит Лидия Катина. — На подарки друг другу мы сбрасываемся. Мы Любе немножко помогли — она тоже холодильник купила».

Наталья Донская, 64 года.

Не смогла уехать к дочери в Заполярье по состоянию здоровья.

«Соцработника полюбила как дочь»

Как показала жизнь, оказавшись в компании, одинокие люди живут дольше. «Мы вообще думали, что она у нас уходящая», — рассказывает завотделением соцобслуживания на дому о 64‑летней Наталье Донской.

Бабушку забрали из деревянного дома, когда она не могла даже подняться. «Заболела я — печка дымила, помпа перемерзла. Я уже лежачая была, не вставала. Думала, ноги вытяну», — вспоминает Наталья Николаевна. Одинокую пенсионерку из остывающего дома увезли в больницу с обструктивным бронхитом. Из Заполярья примчалась дочь, хотела забрать.

— А я нетранспортабельная была. Там лететь на трех самолетах — муж у дочки военный, рядом с Норвегией служит. Билет купили, 42 тысячи так и пропали, — вздыхает Наталья Николаевна.

Въехала в комнату в соцквартире. И ожила. Соц­работники даже удивились, когда однажды не застали ее дома.

После выписки возвращаться в «деревяшку» пенсионерка не стала. Раньше жила своим хозяйством. Болезнь отняла силы, прокормить себя в доме на земле не смогла бы. Въехала в комнату в соцквартире. И ожила. Соцработники даже удивились, когда однажды не застали ее дома — Наталья Николаевна вышла в магазин. Ее тянет родной кров, который пришлось продать. Пенсионерка приходит уже к чужому забору.

— Я же там всю жизнь прожила. Прихожу, собачку свою кормлю, — грустит бабушка.

Так сложилось, что у нее не осталось никого, с кем можно обняться. «Нет ни сестер, ни братьев, ушли уже. Я самая младшая в семье, четвертая. На кладбище хожу к родителям. Соцработник приходит к нам, Леночка. Люблю ее как дочку свою. Полюбила — и все! Потому что доча далеко», — рассказывает Наталья Донская.

Каждый постоялец социальной квартиры получает ордер на комнату и свои квитанции на ЖКУ. К пенсионеркам приходит соцработник, услуги которого они также оплачивают.

За соцкомнатой — в очередь

— В городке было много брошенных, разбомбленных квартир. Мы ремонтируем их и заселяем туда одиноких пожилых людей с тяжелыми судьбами. В нашей квартире живет абсолютно глухая пенсионерка, ей 66 лет. Она вяжет старинные половички, варежки, носки. Туда же поселили одинокую 95‑летнюю бабушку: сын и муж у нее умерли, внуков нет. На соцквартиры есть очередь. Сегодня еще два человека хотели бы заселиться именно туда, а от дома-интерната они отказываются. Люди, попавшие в соцквартиру, остаются здесь до конца своих дней. Хороним тоже мы. В первой квартире за 12 лет комнаты занимали 12 человек. Восемь из них уже умерли, — рассказала заведующая отделением социального обслуживания на дому по городу Завитинску Елена Долгополова.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Фото: Андрей ИльинскийФото: Андрей Ильинский
На переоснащение регионального сосудистого центра выделено 63 миллиона рублейОбщество
Экс-сотрудницу зейской полиции обвиняют в присвоении 200 тысяч «ведомственных» рублейПроисшествия
Как в ресторане: в ДВОКУ завершилась реконструкция столовойОбщество
БАМ расцвел: в Тынде к юбилею Байкало-Амурской магистрали высадили сотни тысяч цветов и деревьевОбщество
Якутия готова экспортировать уголь в Китай через погранпереход Джалинда — МохэЭкономика
Сбил 7-летнего ребенка и скрылся: полиция разыскивает в Благовещенске водителя-нарушителяПроисшествия

Читать все новости

Люди

На операцию к хирургу-проктологу Дерягину в районную больницу едут даже из Благовещенска На операцию к хирургу-проктологу Дерягину в районную больницу едут даже из Благовещенска
«Любовь с первого взгляда»: в Приамурье в многодетной семье слепых родился сын с идеальным зрением
Золотой фельдшер: Нелля Ершова держит здоровье Березитового в своих руках
Повелитель Яндекса: благовещенский пенсионер победил на чемпионате по компьютерному многоборью
«Дети солнца» из Приамурья привезли золото с всероссийского турнира по плаванию
Система Orphus