Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
14 июля 2020,
вторник

Вот пуля просвистела: глава амурского села пережил ангольский плен и авиакатастрофу в Афганистане

Люди

«Рыбалку люблю, но уже два года не могу на Талакан выбраться — дел невпроворот. Так хочется на льду с удочкой посидеть, с друзьями пообщаться. Ведь именно такие вещи нашу жизнь продлевают…» Глава администрации Новоивановского сельсовета Анатолий Давыденко о ценности жизни говорит со знанием дела. Это сегодня его голова занята житейскими заботами: дорогу почистить, клуб отремонтировать, уличное освещение наладить. В плену у ангольских партизан он размышлял о спасении своего экипажа и пассажиров. Еще раньше падал в подбитом вертолете на дно афганского ущелья, а потом, истекая кровью, выводил из-под обстрела другую винтокрылую машину. Его жизненную биографию можно описать в трех словах — хроника пикирующего вертолета. В ней полно эпизодов, каждый из которых мог стать в судьбе последним.  

Вот пуля просвистела: глава амурского села пережил ангольский плен и авиакатастрофу в Афганистане / «Рыбалку люблю, но уже два года не могу на Талакан выбраться — дел невпроворот. Так хочется на льду с удочкой посидеть, с друзьями пообщаться. Ведь именно такие вещи нашу жизнь продлевают…» Глава администрации Новоивановского сельсовета Анатолий Давыденко о ценности жизни говорит со знанием дела. Это сегодня его голова занята житейскими заботами: дорогу почистить, клуб отремонтировать, уличное освещение наладить. В плену у ангольских партизан он размышлял о спасении своего экипажа и пассажиров. Еще раньше падал в подбитом вертолете на дно афганского ущелья, а потом, истекая кровью, выводил из-под обстрела другую винтокрылую машину. Его жизненную биографию можно описать в трех словах — хроника пикирующего вертолета. В ней полно эпизодов, каждый из которых мог стать в судьбе последним.  

Все в одном экипаже

Все ушли, а он остался. В 2009 году Среднебельский вертолетный полк был расформирован. Заместитель командира по летной подготовке Анатолий Давыденко мог со спокойной душой идти на пенсию — заслужил. Шутка ли, в личном наградном списке три ордена, 27 медалей. Да и боевые ранения, многочисленные стрессы и переживания здоровья не прибавляют. Люди попросили остаться — возглавить ставший родным Новоивановский сельсовет. Многие из местных жителей служили или работали в вертолетном полку, отлично знали этого фронтового и совершенно не штабного подполковника. Согласился, хотя отлично понимал, что подвиг на такой работе придется совершать каждый день, но героем все равно не станешь.

— Программа благоустройства, о которой много говорится, рассчитана на населенные пункты численностью свыше 2000 человек. У нас на сегодняшний день чуть больше 800 жителей. А ведь здесь тоже люди живут, хотят достойных условий. Говорю об этом на разных уровнях, надеюсь, и нас в будущем федеральные программы коснутся. Сразу ничего не делается, поэтому, когда на выборы шел, сразу всех предупреждал — будет трудно, — рассуждает гвардии подполковник в отставке, ветеран боевых действий и Вооруженных сил, военный летчик первого класса Анатолий Давыденко. — Вот уличное освещение установили, почти шестьдесят фонарей в двух селах. Клуб благодаря нашим спонсорам отремонтировали да районная администрация денег подбросила.

Летчики высаживали десант на крохотный пятачок в горах, когда начался обстрел. Пуля пробила стекло кабины. Дырка оказалась прямо на уровне головы Давыденко. Его спас борттехник.

Село Среднебелое Новоивановского сельсовета (не путать со Среднебелой) тихое, уютное, по-деревенски ухоженное. После ухода вертолетчиков здесь работают всего два предприятия — крестьянско-фермерские.

— За счет них и благоустраиваемся. Они же опашку противопожарную делают. А если снегом дорогу завалило, вновь к ним с просьбой обращаемся. Мы здесь все в одном экипаже, — отмечает глава администрации.  

Анатолий Давыденко большой, основательный, надежный и совершенно мирный. Он аккуратно подсчитывает нехитрую деревенскую арифметику и осторожно проговаривается — вот бы кафе мороженого для ребятишек кто-нибудь из предпринимателей открыл. Да и для взрослых тоже не помешало бы. Все по грешной земле ходим, хочется радостей. И тут же признается — чем старше, тем чаще небо снится. И друзья снятся — как погибшие, так и живые. И летать порой хочется. Правда, в этот раз судьба сделал такой вираж, который уже не исправить — годы.

Карусель смерти

1050

боевых вылетов на счету Анатолия Давыденко

Молодой выпускник Саратовского летного училища оказался в Афганистане спустя два месяца после выпускных экзаменов. И тут же, весной 1980-го, в самом начале затяжной десятилетней войны впервые ощутил даже не дыхание смерти — натуральную карусель.  

Кабульский вертолетный полк участвовал в войсковой операции. Нужно было доставить десант в одно из расположенных неподалеку ущелий. Десантники собирались перекрыть пути отхода для банды душманов. Уже на подлете к месту высадки вертолет обстреляли «духи». Пули попали в рулевой винт. Самое неприятное в такой ситуации, что экипаж оказывается абсолютно бессильным. Машина Давыденко потеряла управление и начала падать на дно ущелья.

— Сидишь и ждешь, что будет, а у тебя экипаж и группа десантников. В итоге винты ударили о стенку ущелья и разлетелись в крошку, машину перевернуло вверх колесами. Мы висим вниз головой, пристегнутые к сиденьям, и при этом вертолет еще вращает вокруг своей оси. Ощущения непередаваемые. Когда на земле оказались, я первым отстегнулся, упал на потолок кабины и напарнику выбраться помог. Краем глаза заметил, как борттехник двери грузового отсека открыл и вместе с десантом выбрался наружу. Секунд сорок прошло, мы только отбежать успели, как вертолет взорвался и сразу начался «сход» ракет из боевых блоков. Они прямо над головой у нас летали, — вспоминает боевое крещение Анатолий Дмитриевич.

В итоге десант двинул к пункту основной высадки, вертолет Давыденко недотянул до него около километра. Летчики также своим ходом стали выбираться в точку эвакуации, где их мог подобрать поисково-спасательный вертолет. По пути встретили караван — навьюченные ишаки и верблюды. Караванщиков не видно.

— Думаю, это они нас подбили. Поэтому я прямо на ходу еще из автомата стал по камням стрелять, чтобы эти «друзья» головы высунуть не могли и в спину нам ударить. Уже в кабульском госпитале мне на ногу 24 шва наложили — последствия крушения.

Зацепиться за горячую землю

Вторая командировка была в 83-м. Афганский котел кипел, а вертолетчики в считаные месяцы становились снайперами. В горах посадочных площадок не предусмотрено, за горячую землю приходилось цепляться одним колесом. Остальные над пропастью. Удержать равновесие помогало только высочайшее мастерство пилотов.

— Ручкой управления и регулировкой газа, — уточняет Анатолий Дмитриевич. — При этом вокруг такая каша варится. Десантники заносят в салон убитых, а спустя пару минут заносят уже тех, кто недавно заносил убитых. Люди гибли прямо рядом с вертолетом.

Во время одного из таких заданий он получил еще одно ранение. Летчики высаживали десант на крохотный пятачок в горах, когда начался обстрел. Камни и осколки секли по бортам с обеих сторон, и тут же пуля пробила стекло кабины. Дырка оказалась прямо на уровне головы Давыденко. Его спас борттехник, которому эта пуля попала в ключицу и, срикошетив от кости, ушла вниз, ранив нашего героя в ногу. Он одним взглядом попросил пилота-штурмана Виталия Ковальского осмотреть вертолет снаружи. Не зная его состояния, взлетать было опасно. Сам двигаться уже не мог, тем более нужно было держать равновесие машины, начавшей съезжать в пропасть.

Ковальскому не приказал, а именно попросил его, ведь, по сути, отправлял парня на смерть. Однако обошлось. Из той мясорубки ушли все живыми, включая так и не высаженный десант. А спустя несколько месяцев Анатолий Давыденко узнал, что Ковальский сгорел вместе с вертолетом от попадания американского «Стингера» — это аналог, а возможно, и такая же ракета, которой был недавно подбит в Сирии Роман Филипов.

В Афганистане Анатолий Давиденко оказался спустя два месяца после выпуска.

«Рашен пайлот, рашен пайлот»…

Конец 90-х годов прошлого века. Миротворческая операция в Анголе, где идет кровопролитная гражданская война. Российские летчики в составе сил ООН занимаются перевозкой наблюдателей и гуманитарных грузов. При себе никаких гранат, пистолетов или автоматов. Из оружия только белый цвет вертолетов. Эти машины так и называли — «голуби мира».

В ходе одного из полетов экипаж Давыденко перевозил правительственных журналистов. Они собирались снять сюжет о небольшой деревне, в которой накануне прошла войсковая операция. Едва машина коснулась земли, в салон ворвались вооруженные партизаны.  Журналистов избили, Давыденко ткнули стволом в шею.

«Журналистов избили, мне в шею ствол автомата.

У него глаза кровью налиты, вижу, на все готов…»

— Говорю: «Рашен пайлот, рашен пайлот»… Никакой реакции, еще больше злятся. Нас долго водили по селу, показывали разрушения, убитых и раненых. Картина страшная. Оказывается, накануне по местному телевидению показали сюжет про эту деревню, в котором все выглядело мирно и благополучно, все жители живы и счастливы. Получается, мы едва не пострадали из-за чужой необъективности. Потом держали взаперти в каком-то сарае, под охраной автоматчиков. Я понимаю, что это плен, но при этом остаюсь командиром экипажа, который отвечает за всех. Кое-как добился встречи со старейшинами. Долго убеждал их в своей мирной миссии. До сих пор не пойму, что нас спасло. Однако нас допустили к вертолету, вернули журналистов и все личные вещи. Ничего не пропало.

Совершенно мирный человек

Год назад он ездил на родину, в украинский город Сумы, где родился и вырос. Гостил у сестры. Говорит, люди как разговаривали на русском, так и разговаривают. Враждебности особой тоже не заметил, но это, скорее, региональная особенность, ведь Сумы не запад Украины, который даже в советские годы называли «бандерштадт». Зато сослуживцы некоторые сильно изменились.

— Я какое-то время после Афганистана служил в гвардейском полку в украинской Александрии. Некоторые товарищи из этого полка в свое время не смогли состояться в Советской армии. После распада Союза уволились, торговали бензином на трассах да возили сюда шинели китайцам на обмен. Зато сейчас ходят на митинги в полковничьих погонах, обвешанные непонятными украинскими медалями, Россию проклинают. Вот это обидно, хотя такие не все. А еще там жизнь хуже стала. Ни одно предприятие в Сумах не работает. Люди за счет пенсий выживают. У меня сестра — врач, отделением заведовала, а теперь получает шесть тысяч рублей в переводе на наши деньги. Каково это — всю жизнь честно отработать, а на склоне лет остаться с грошами! — сетует мой собеседник.

Он и впрямь совершенно мирный человек, рассуждающий житейскими категориями. Надолго старается не загадывать, просто делает свое дело. Вчера надо было уголь завезти, а скоро весна, начнутся проблемы с выпасом скота. Но зато район субсидию выделил, которой хватит на ремонт дорог. А еще бы съездить на рыбалку да чтобы дети выросли достойными людьми. Сын учится в ДВОКУ, дочь в Питере в университете культуры. Такие вещи жизнь продлевают.      

Возрастная категория материалов: 18+

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Амурская область просит федеральные власти поддержать малые кинотеатрыЭкономика
После массовых беспорядков работы на стройплощадке Амурского ГПЗ идут в штатном режимеПроисшествия
Еще четыре летальных исхода от COVID-2019 пополнили статистику в Амурской области: сводка за суткиКоронавирус
Деньги на чистоту: почти 3 тысячи амурских бизнесменов смогут получить субсидию на дезинфекциюЭкономика
Гороскоп на 14 июля: Водолеи попробуют себя в новом деле, а Рыбы заработают уважение коллегСоветы
Началось голосование за лучшие работы онлайн-фестиваля «Красиво.ДВ»Общество

Читать все новости

Люди

Спасла человека и пошла торговать мороженым: губернатор наградил смелую студентку Спасла человека и пошла торговать мороженым: губернатор наградил смелую студентку
«Мы отчаянные»: как сестры из Благовещенска открыли кафе в карантин
Пять сыночков и четыре лапочки-дочки: история семьи из амурской Бочкаревки
Носатая Мона Лиза: амурская художница перерисовывает женщин с шедевров известных живописцев
«Исключительный человек с ранимой душой»: ушёл из жизни основатель юрфака АмГУ Анатолий Герасименко
Система Orphus