Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №108 (28877) от 12 ноября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
13 ноября 2019,
среда

Норск возвращается к жизни: большой репортаж «Амурской правды»

Паводок—2019

На ухоженных сельских клумбах яркими красками цветут цветы, люди радушно улыбаются. И лишь привязанные к заборам лодки напоминают о катастрофическом июле. Чуть больше месяца назад каждая улица Норска была рекой. Каждая семья потеряла все и начала жизнь с нуля. «Все наладится», — не жалуются жители и спешно готовятся к предстоящим холодам, которые скоро опустятся на север региона. В преддверии осени «Амурская правда» побывала в воспрянувшем селе. Каким было наводнение, которое назвали самым масштабным в истории Селемджинского района. Как спасались и чем сейчас живут люди, выстоявшие в беде, — глазами очевидцев в нашем большом репортаже.

Самая жуткая — первая ночь

Четыре утра 25 июля. Час, когда стихия перешла в наступление. «Проснулся, опустил руку — а под кроватью вода», — помнит начало большой беды директор Норской школы Николай Сенчишин. Его племянник, глава поселка Валерий Сергеевич, в ту ночь не сомкнул глаз — сидел на берегу и наблюдал за уровнем реки.

— С четырех утра начался резкий подъем — по 15—20 сантиметров шла вода, сначала за час, затем за полчаса. Все больше и больше. Река через дорогу на Благовещенск переливаться начала. Вышли жители, мешками пытались переложить — бесполезно. А потом сорвало дамбу, которая соединяла реку Басманку с Альдиконским заливом. Мы оказались в кольце. Затопило Норск, — восстанавливает хронику событий Валерий Сенчишин.

Цветы на клумбе у Татьяны Щур поднялись после наводнения. У селян есть силы улыбаться, хотя жизнь приходиться начинать с нуля. 

— Раньше смотришь по телевизору и удивляешься, когда говорят: «Не успела собраться». А теперь я поняла, как такое может быть — в таком же положении была. Мы отправились на реку посмотреть, а там такая волна идет! Не успела до дома добежать, внук кричит: «Баба, уже вода!» — делится пережитым Татьяна Щур.

Самые жуткие воспоминания — первая ночь паводка. «Вода все поднималась и поднималась. Люди не хотели эвакуироваться. Все это время не прекращался дождь, было холодно. Приняли решение отключить электричество, потому что не знали, сколько подстанций у нас в воде. Нужно было избежать аварийных ситуаций. И потемну люди начали звонить и просить, чтобы их забрали. Вот это было самое страшное: лишь бы никто не пострадал, лишь бы никто не утонул. Всю ночь на лодке с фонариком собирали людей с крыш и из окон. Полпервого дедушку с бабушкой эвакуировали. Течение было бешеное: по одной улице в одну сторону, по другой — в обратную. Крутило невозможно», — рассказывает глава села.

Через три дня Норск остался без сотовой связи. «Без подпитки электричеством села батарея на станции, где находится распределитель «Билайна», — продолжает Валерий Сенчишин.

— С соседом делали перекличку. Кричали: «Жив?!» — вспоминает местный житель Станислав Константинов дни водной блокады.

В изолированном селе не осталось места даже для посадки вертолета.

— Первый день эвакуации вертолеты садились на школьной площадке, а потом уже в воду. Перед последним рейсом около полуметра воды было. Это очень опасно, но деваться некуда, людей нужно было вывозить, — вспоминает об отчаянных и отважных решениях пилотов и спасателей Валерий Сергеевич.

В последующие дни продукты для Норска сбрасывали с неба на затонувший школьный двор. Также вертолет встречали на Альдиконском мосту в трех километрах от поселка. Оттуда на моторке доставляли людей и топливо.

Семья главы Норска. Валерий Сенчишин вступил в должность 10 июня и почти сразу прошел «боевое крещение». Его супруга Юлия — учитель физики в школе.

Для каждого селянина катастрофа стала личной бедой. И даже четырехлетний сын главы поселка первые тяжелые дни провел на крыше с дедушкой. «Кушали сосиску и арбуз», — весело рассказывает мальчишка.

— Я не мог покинуть село. А жена поступала в институт — когда наводнение началось, она была в городе. С отцом переговорили, не стали отправлять Диму, дождались, когда мама приедет в Февральск. Только на четвертый день сына эвакуировали, — рассказывает Валерий Сергеевич.

Отчий дом Сенчишиных, где они жили большой и дружной семьей, разрушило волной. Его признали аварийным и непригодным для жилья. Глава с супругой и сыном пока остаются у знакомых. Отец Валерия — Сергей Прокопьевич — живет с рабочими в теплице.

— Когда вскрыли пол, увидели огромную яму под домом. Печка завалилась, полы провалились, стены от потолка отлетели. Забор прямо в речку унесло — такое течение было! — рассказывает Сергей Сенчишин.

Спасти нажитое не удалось. Когда в доме хозяйничала вода, Сергей Прокопьевич спасал имущество Норского заповедника, где он работает. «Пока добрался, все утонуло. Тут успели только поднять холодильник и телевизор», — разводит руками он. Остались почти голые, без урожая, на улице. Но с верой в душе.

«Когда увидели дом после наводнения, конечно, показалось, страшно. Ох! Но все отремонтируем! Все у нас будет! Пилорама в селе быстро начала работать, взяли материал, строим. Скоро окна привезут, — воодушевленно говорит Сергей Сенчишин и обещает к середине сентября заселиться в новую избу.

Пережитое не напугало и семью главы села, вступившего в должность 10 июня этого года. Односельчане шутят: «Валерий Сенчишин прошел боевое крещение».

— 14 лет я прожил в Уфе, но по инициативе жены мы в этом году переехали на мою малую родину. Раньше каждое лето сюда ездили, семье нравилось. Дом хотели начать строить, хорошо, что не успели, — смеется Валерий Сергеевич.

Планы у молодых не поменялись: будут возводить свое жилье, но с учетом показателей самого большого в истории селемджинского паводка.

Сергей Сенчишин ремонтирует аварийный дом ударными темпами.

В Норске ожидают демографическую депрессию

После паводка, обратившего в бегство людей, не осталось ни одного уцелевшего жилища. По подсчетам главы сельсовета, 30 домов из 127 восстановлению не подлежат. Некоторые семьи, напуганные паводком, бегут. Так было почти 40 лет назад.

— Раньше у нас в школе было 400 детей, 4 тысячи голосующего населения. Такое красивое село было, утопающее в черемухе. После 72-го, когда полностью смыло две улицы, люди начали разъезжаться, — рассказывает директор школы Николай Сенчишин.

Лариса и Анатолий Ляховы ни на день не покинули утонувшее село. Супруги с собакой жили на крыше. С первого дня восстанавливают дом своими руками. 

«Молодым попроще. А людям пожилым очень тяжело: такая боль в глазах, столько тоски», — вздыхает глава поселка Валерий Сергеевич.

Среди принявших решение переехать — хозяйка отважного старичка Шарика Анна Щур. Пес выжил в наводнение и охранял дом, пока не вернулась его семья.

У забора семьи Щур мы застали только преданного Шарика. Нас он тоже не пустил на порог. В день командировки Анна была на линейке в школе Новокиевского Увала, куда отправляла в 8-й класс дочь Алису. Свое решение переехать женщина не поменяла.

Наводнение предсказывали медведи

Сотрудник Норского заповедника Станислав Константинов в пик паводка объезжал дома и подкармливал животных  на крышах. После наводнения семья решила покинуть село и переехать в Благовещенск. Ученый сетует не столько о потерянных деньгах — большая вода затопила магазины, которыми руководила его супруга. От паводка пострадала его коллекция — черепа медведей.

«15 лет собирал по всей Амурской области, охотоведы мне передавали. У меня даже есть череп медведя-людоеда, который на жительницу Тынды напал. Черепа распались, зубы повыпадали. Это моя самая большая боль. Мебель продается, а этого больше нет. Вся научная коллекция насмарку!» — вздыхает Станислав Константинов. Он отмечает: животный мир готовился к наводнению. «Еще весной медведи территорию покинули, хотя в лесу был корм и благоприятные условия. Это было для меня большой загадкой. Впервые за 20 лет такое явление случилось. Видимо, они чувствовали приближение беды», — уверен ученый.

Все свиньи и кони спасены и здоровы!

«Амурская правда» отыскала героев видео, в пик паводка разлетевшихся по области. Амурчане с трепетом смотрели, как жители Норска спасали свиней и лошадей. Все животные живы и чувствуют себя хорошо.

Владелец тех самых свиней, которых вывозили на лодках, — госинспектор Норского заповедника Леонид Федоренко. Когда в село пришла вода, он с коллегами сам эвакуировал десятерых поросят и трех взрослых чушек — каждая весом под 100 кило.

— Как они орали, когда вода поднималась! Ночь мы сидели на крыше и прислушивались: пищат они в стайке — значит живы. Я даже думала, что лучше их забить, чтобы не слышать, как они тонут! — рассказывает жена спасителя Наталья.

Семью поросят поселили в кузове на время паводка. «Три головы крупного рогатого скота, в том числе дойная корова, и 50 кур у нас утонули. Спасенные куры месяц после наводнения не неслись — видимо, от стресса. 80 процентов ущерба дому: мебель вся уничтожена. В кухне было воды с мой рост», — уже спокойно рассказывает Леонид Андреевич.

Леонид Федоренко показывает уровень воды в пик паводка.

Хозяева вместе с кошками и собаками пережидали беду на крыше. Наталья Федоренко лишь в понедельник вернулась домой после операции по замене сустава, а в четверг пришла вода. Женщина на костылях осталась в зоне ЧС — следить за домом и кормить животных. «Тренажер купили, чтобы ногу мне разрабатывать, а он затонул. Ничего, лестница на крышу стала хорошим тренажером», — шутит она.

«Дед Мазай» директор Норского заповедника Тимофей Мудрак помогает спасать свиней своего сотрудника.

По селу гуляют спасенные лошади — те самые герои видео, которых вытягивали на сушу веревками. Их спаситель Юрий Щур вспоминает: «Спасал их с братом и племянником. Видели бы вы, откуда мы лошадей в наводнение забирали. Они на островке сухом, как цирковые животные на табуретках, сидели. А одного здорового коня, соседского, я прямо из воды поймал. У него уже уши упали, сил у голодного не было. За загривок его схватил — в воде-то легко поднимать. Потом волоком тащил. Около трех километров пришлось им проплыть, пока до суши добрались. Жеребят жалко, двое погибли», — рассказывает Юрий Антонович и сетует:

— В зиму кормить их нечем. Раньше я никогда не просил, на 11 лошадей один сена накашивал. При расчете, что на лошадь три тонны надо как минимум. А сейчас посмотрел покосы — вся трава в иле, — переживает хозяин.

Юрий Щур и спасееные лошади.

Преданный Тунгус не покинул дом

Героем наводнения стал и еще один пес — преданная лайка Тунгус. Четыре дня он просидел на пороге дома по холку в воде и не подпустил к себе и к дверям даже спасателей. «Я был на вахте, когда наводнение пришло. Жена только с привязи собаку успела спустить. Бежала с детьми, а волна за ней! Думали, в живых его нет. Когда вернулись, не узнали: весь в иле, грязный, как земля. Худой был, злой», — вспоминает хозяин собаки Сергей Кузнецов.  

Село готово встречать зиму

Валерий Сенчишин, глава Норского сельсовета:

— Через две недели придут холода, село готово их встречать. Нам завезли 1 тысячу кубометров дров, обещают еще. Этого хватит на всю зиму. Корма для животных тоже доставлены — их реализует индивидуальный предприниматель. Все пакеты документов для выплат собраны, люди их активно получают. Несмотря на то, что у многих жителей нет банковских карт. В Норск еще не было дорог, а почтальон прилетела вертолетом. В пострадавшем от воды здании навели порядок, и уже с конца июля почта функционирует.

Материалы по теме

Есть ли жизнь после стихии: чему радуются и за что переживают амурские подтопленцыЕсть ли жизнь после стихии: чему радуются и за что переживают амурские подтопленцы
Спецсчета в банках откроют для амурских подтопленцев  Спецсчета в банках откроют для амурских подтопленцев  
Более трех миллиардов рублей выплатят амурским аграриям за паводок
Жители села Гулик боятся ездить по восстановленному после паводка мосту
Пострадавшей от паводка школе Норска поможет банк АТБ
Дамба высотой 2,5 метра защитит Усть-Ивановку от наводнения
Военные строят понтонную переправу рядом с отрезанным паводком поселком Октябрьский
Амурский губернатор попросил у президента средства на ликвидацию последствий африканской чумы свиней
Василий Орлов президенту: «Подтопленцы живут у родных, в зимних кухнях и ждут федеральных денег»
Затопленную котельную восстановили в Мазановском районе
Семенной картофель получили 90 многодетных семей подтопленцев в трех амурских районах

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
В центре Благовещенска появился пульт экстренной связиОбщество
Жители Белогорска выбрали для благоустройства площадь 30-летия ПобедыОбщество
Благовещенца осудили на три года за охоту на изюбряЖивотные
Амурские энергетики подарили тактильные книжки детям с нарушениями зренияОбщество
Амурские поликлиники получили дополнительную партию вакцины от гриппаОбщество
Оборудование для стартового стола ракеты «Ангара» привезли на ВосточныйКосмодром

Читать все новости

Паводок—2019

Амурские подтопленцы начали подавать заявки на покупку жилья Амурские подтопленцы начали подавать заявки на покупку жилья
Более трех миллиардов рублей выплатят амурским аграриям за паводок
Жители села Гулик боятся ездить по восстановленному после паводка мосту
Правительство РФ выделило Приамурью 512,5 миллиона рублей на жилье подтопленцам
Затопленную котельную восстановили в Мазановском районе
Система Orphus