Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №32 (28922) от 13 августа 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
13 августа 2020,
четверг

Мама табуна: почему владелица единственной в Приамурье пони-фермы стала отшельницей

Люди

Близкие с трудом припоминают, как она выглядит в платье. Тем более с макияжем. «Подружка скидывает мне фото, как печет блины. Я в ответ — то уголь разгружаю, то навоз убираю, то рулон с сеном толкаю», — рассказывает Оксана Малышева. Маленькая женщина управляет целым табуном в одиночку. Владелица единственной в Приамурье пони-фермы — штучная душа, продвигающая непопулярное и даже спорное эстетическое конное направление — рассказала «Амурской правде» о том, как лошади стали ее судьбой.

  • Первая лошадь Оксаны Малышевой. Фото из личного архива
  • Фото: Иван Белозеров
  • Фото: Иван Белозеров
  • Фото: Иван Белозеров
  • Фото: Иван Белозеров

Все началось с Акварели

«Мои родители геологи. Мы жили в Якутии в маленьком поселочке. Я любила собак с детства. Жутко завидовала Маугли: что именно его воспитали волки, а не меня», — рассказывает Оксана, по-видимому, рожденная с бескорыстной любовью к братьям меньшим. Потом семья уехала в командировку в Монголию.

— Монголы приезжали на верблюдах и на лошадях, — помнит Оксана Малышева, как завороженно смотрела на статных животных.

В 90-х «кочевники» осели в Благовещенске. Оксана прознала, что в амурской столице есть ипподром и с 13 лет ходила в конноспортивную секцию. Детское увлечение не заветрилось лоском городской жизни. Оксана Малышева выбрала профессию ветврача. Будучи студенткой ДальГАУ, продолжала самоотверженно ухаживать за лошадьми. В 22 года горожанка уехала на практику в колхоз. Вместе с дорожной сумкой везла с собой кобылу.

— Это интересная история была. Когда мы еще работали в Благовещенске, фермер из Ивановки дал нам бесплатно буденновскую кобылу. С условием, что мы покроем ее хорошим жеребцом. Окончив университет, я забрала ее с собой в деревню. На следующий год лошадь родила. Жеребенок рос у меня на руках. Я его учила ножку давать, кланяться. Ну и сказала фермеру, что малыша не отдам, — смеется Оксана.

«Покупай тогда!» — сжалился владелец. И даже уступил жеребенка со скидкой, за 200 долларов США. Цена равнялась зарплате молодого ветеринара за полтора года. «Мама дала мне взаймы», — продолжает свой рассказ женщина. Так у Оксаны Малышевой появилась ее первая лошадь — Голубая Акварель. Она прожила с хозяйкой 14 лет и умерла в 2014 году.

— Я все время думала, как же мне назвать свою ферму. Сначала пони у меня были все одномастные, черненькие. А потом, когда они стали совсем разными, решила, что «Акварель» подойдет. Раз мы такие разноцветные. И в память о своей первой лошади, — делится Оксана.

Оксана и ее ковчег

В начале 2000-х Оксана Малышева вышла замуж и переехала в Белогорье. «Акварели был год. Я беременная гуляла с ней, как с собачкой, отпускала ее с поводка», — вспоминает женщина. Когда родилась дочь, Оксане пришлось ухаживать за двумя «детьми».

— Вставала в 6 утра — ребенок спит, муж еще дома. Лошадь напою, накормлю, уведу на поляну, привяжу — она пасется. Днем в одну руку ребенка, в другую — ведро, — улыбается Оксана.

«Это уэльский пони Шанель — единственный представитель породы в регионе. Стоит около 300 тысяч рублей. Уэльским пони прививали кровь арабских лошадей и немного улучшили их внешность. У нашей кобылы ярко выражены арабские черты в движениях и в профиле. «Феррари» нашего табуна!» — гордится владелица.

Едва девочка научилась ходить, с мамой села в седло. «Год дочери был, когда мы ездили верхом. Я сажусь на лошадь, приторачиваю косу и мешки. Она ручки тянет, ее поднимаю — поехали. За нами коза бежит, собаки. Кот даже ходил! За железной дорогой в Белогорье большие луга. Там я кошу, мы в Зее купаемся, а затем таким же табором идем домой», — рассказывает женщина. В 2005-м Оксана купила первого пони.

— Дочь в 4 года сама научилась на него садиться. Подставляла ведро и забиралась. Гляжу в окно, а она по огороду на пони ездит, — смеется хозяйка фермы.

Хозяйство росло. «Четыре года у меня были две кобылы и ни одного жеребенка. А я люблю гармонию в природе — все должны быть парами. «Девочки» заработали прокатом в парках себе на жеребца — привезли его из Новосибирска. Потом родился первый жеребенок, потом второй. Все появлялись разные. Продавать жалко, кобылку жалко. Себе оставили», — и сама не заметила Оксана, как постепенно стала владелицей табуна.

В селе необычная мама лошадей стала заметной особой. Ее обожала детвора. По настойчивым просьбам женщина открыла конноспортивную секцию.

— Приходишь с суток, еще одни сутки выпадают, потому что надо отоспаться, дома порядок навести. Два дня —  на детей, которые на заборе висят, заниматься хотят. Пришлось работу оставить, — продолжает Оксана.

Лошади и пони — большие сладкоежки. «Но мы не разрешаем давать им больше одной конфетки в день. Потому что лошадиная стоматология у нас не развита. На конюшни Благовещенска приглашают специалистов из Хабаровска. Это дорого. Зубы у лошадей меняются с молочных на постоянные, начинается это в два с половиной года. Тогда лошадка, как первоклашка, ходит как беззубая талала», — смеется Оксана.

В 2012-м наступили трудные времена. Из-за жалоб Оксане Малышевой пришлось выехать из дома в центре села. «Нашлись недовольные, кому мешали лошади. Кому сейчас там мешают петухи, которые поют по утрам. Кому собаки лают, а свиньи хрюкают, кому все воняет», — сокрушается женщина. Владелица табуна договорилась с руководством кирпичного завода в Белогорье, переживающего кризис. 

— Меня пустили в помещение подсобного хозяйства — там ликвидировали коров. Ходила туда как на работу. Днем — домой, а ночью к животным. В бытовке было зверски холодно. При лучшем раскладе, когда каждый час по два ведра угля в печь кидаешь, +11. Спала в шапке», — вздыхает она.

Спустя год женщина заказала строительный вагончик. «Пусть и жить, как бичи какие-нибудь, но чтобы было теплее», — объясняет она. В 2016-м ее снова «попросили» — сменилось руководство завода. Владелица коней решила принять давнее предложение друзей  и перевезла свой мобильный домик и всех лошадей под Новотроицкое. 25 километров от Благовещенска, вблизи ни души.

«В топе первых вопрос, не страшно ли жить в лесу, одной, далеко от города и от любого другого населенного пункта», — понимает Оксана Малышева риск своего положения.

— Мужа я перестала мучить. Дочь с папой осталась, — разводит руками отшельница, променявшая комфорт и личную жизнь на любовь к своему табуну и другим подопечным. — Нет, я не бросила ребенка. Каждый день контролировала уроки. И сейчас дома бываю каждый день.

Однако большая часть ее жизни проходит на 6 гектарах земли, где расположился настоящий Ноев ковчег. Четыре лошади и более 15 пони, 10 собак, семья уток, в вагончике с хозяйкой соседствуют 50 попугаев и две кошки. Ни одно животное ветеринар не смогла отправить под нож. Однажды даже выкупила козла у подруги, которая собиралась отправить его на мясо. Теперь у Оксаны стадо из 10 коз. «Мы не склонны к минимализму», — отшучивается хозяйка.

Отвезите елку пони

Сказать, что женщине быть владелицей конефермы трудно, — ничего не сказать. Шесть лет Оксана Малышева жила без электричества. «Вагончик приспособлен: есть котел, газовая плита», — отмахивается она. Пока не пробили скважину, у Оксаны не было воды. Приходилось возить ее бочками из родника в Белогорье. У мамы пони нет отпусков и выходных. Женщина сама разгружает грузовики с овсом и таскает 40-килограммовые мешки.

— Когда делаешь с любовью, все дается легко. Мне кажется, это такой труд — сидеть в офисе с утра до вечера. Смотришь статусы, которые люди выкладывают: однажды все мечтают уйти в маленький домик на краю земли, ото всех подальше. А я в таком домике живу, — объясняет Оксана простую философию своего счастья.

Трудности она переживает бодро. В конце прошлого лета владелица фермы подхватила пневмонию. Но ни на день не оставила хозяйство без присмотра — друзья выкрадывали ее из больницы во время тихого часа, а потом возвращали обратно. Праздники отчаянная женщина тоже проводит с животными.

— На новогоднем прокате мы стоим целый день на морозе. Потом я девчонок в Белогорье увожу и приезжаю сюда. Позапрошлой зимой под Новый год провода оборвались, и мы на 10 дней здесь остались без света. Ночью в кромешной тьме ведром с бочек я поила коней. Взрослая лошадь выпивает по 2—3 ведра, пони — по ведру. Мороз был 46 градусов. В пади на 10 градусов ниже температура, — рассказывает Оксана.

В Новый год она поставит елку на возвышении, которую по традиции объедят снизу ее питомцы. «А после праздников я езжу по всему городу и собираю выброшенные ели и сосны, объезжаю елочные базары. Пони их с удовольствием едят. Вот такой у нас праздник», — улыбается она.

Пони вне закона

Весной этого года владельцы конеферм оказались в сложной ситуации. Из-за массовых жалоб в Амурской области ввели запрет на выгул лошадей в общественных местах. «Акварель» лишилась одного из важнейших источников пропитания.

— У меня по два пони стояли в двух парках. Работали 10 лет — и вдруг стали нелегальными везде. Только к августу мы с юристами отбили место в городском парке. Но, естественно, за месяц не смогли заработать. Только на сено уходит около 400—450 тысяч рублей за сезон, — разводит руками Оксана.

С каждым годом жить становится труднее. Но Оксана Малышева не унывает. Кормит хозяйство даже от продажи навоза. «100 рублей мешок, тысяча рублей — тонна. Около 10 грузовиков навоза отсюда вывожу. Большая лошадка производит полную тележку в день, пони — полтележки», — приводит бизнес-расчеты хозяйка.

Уже не чувствуя запахов, от которых морщатся проезжающие мимо, каждую весну Оксана высаживает здесь розы. Копает пруд. «Знаете, как красиво смотрятся белые гуси на зеленой траве?» — спрашивает она, чувствуя себя самым счастливым человеком на свете.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Первая лошадь Оксаны Малышевой. Фото из личного архиваПервая лошадь Оксаны Малышевой. Фото из личного архиваФото: Иван БелозеровФото: Иван БелозеровФото: Иван БелозеровФото: Иван БелозеровФото: Иван БелозеровФото: Иван Белозеров
Фото: Иван БелозеровФото: Иван Белозеров
Девять миллионов «подарила» мошенникам жительница БлаговещенскаПроисшествия
В столице Амурской области установят около ста новых видеокамерОбщество
Неизвестный мужчина погиб под грузовым поездом возле амурского селаПроисшествия
В Амурской области количество тестов на COVID-2019 приблизилось к 200 тысячам: сводка за суткиКоронавирус
Гороскоп на 13 августа: Близнецов не будут раздражать, а Раки перестанут сплетничатьСоветы
Смертельно больная амурчанка шила с дочкой маски: конкурс «Поступки и люди» принял 157 заявокОбщество

Читать все новости

Люди

​«Услышал визг шин и обнял детей»: мэр Благовещенска наградил фельдшера за спасение пациентов в ДТП ​«Услышал визг шин и обнял детей»: мэр Благовещенска наградил фельдшера за спасение пациентов в ДТП
«Это все гены!»: многодетная семья Кустовых из Гродекова решила создать ферму
«Прежде чем обнять дочку, бегу в душ»: амурские медики борются с COVID
Руководитель компании «Амурстрой» Александр Синьков:«Сначала думай о производстве, а потом — о себе»
Соколы как призвание: амурчанин выращивает ловчих птиц на дальневосточном гектаре
Система Orphus