Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №47 (28937) от 3 декабря 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
3 декабря 2020,
четверг

Руководитель хора БГПУ Нина Гуменюк: «У нас в стране чувство подражания затмило всё»

Интервью их архива сотрудников педуниверситета

Люди

В БГПУ ее называли легендой университета. Руководитель университетского хора Нина Петровна Гуменюк удивляла своей энергией, работоспособностью, жизнелюбием и женственностью. Природа щедро одарила ее красотой, талантом, умом, способностью любить. Не каждому человеку удается воплотить свою одаренность в реальные дела. Нине Петровне — благодаря ее железной воле и трудолюбию – это всегда удавалось. Был в ней какой-то магнетизм, харизма, притягивающая к ней людей разных возрастов, профессий, социального положения, которых объединяет любовь к пению. 2 октября ее не стало. АП публикует беседу с Ниной Петровной Гуменюк доктора философских наук профессора БГПУ Александра Чупрова, записанную в 2013-м году накануне ее 80-летнего юбилея.

Руководитель хора БГПУ Нина Гуменюк: «У нас в стране чувство подражания затмило всё» / В БГПУ ее называли легендой университета. Руководитель университетского хора Нина Петровна Гуменюк удивляла своей энергией, работоспособностью, жизнелюбием и женственностью. Природа щедро одарила ее красотой, талантом, умом, способностью любить. Не каждому человеку удается воплотить свою одаренность в реальные дела. Нине Петровне — благодаря ее железной воле и трудолюбию – это всегда удавалось. Был в ней какой-то магнетизм, харизма, притягивающая к ней людей разных возрастов, профессий, социального положения, которых объединяет любовь к пению. 2 октября ее не стало. АП публикует беседу с Ниной Петровной Гуменюк доктора философских наук профессора БГПУ Александра Чупрова, записанную в 2013-м году накануне ее 80-летнего юбилея.

— Нина Петровна, ваша многолетняя деятельность в качестве хорового дирижера, художественного руководителя вокальных групп, педагога-вокалиста – заметное явление в культурной жизни не только Благовещенского педуниверситета, но и города, области и региона. Расскажите, что и кто определил ваш выбор профессии, которой вы успешно занимаетесь уже шесть десятилетий?

— Я родилась и выросла в Омске. Нас у родителей было четверо. Все девочки. С детства слышала и слушала музыку. Папа был партийным руководителем, при этом увлекался игрой на кларнете, играл в оркестре. Я воспитана на классической музыке. С десяти лет занималась во Дворце пионеров, пела в хоре, затем сольно. В 12 лет исполняла романс Чайковского «Осень» на радио.

У меня были очень хорошие педагоги. Дело в том, что в годы войны в Омск были эвакуированы преподаватели Московской и Ленинградской консерваторий. Это были настоящие мастера! Некоторые из них не смогли вернуться из эвакуации. Кто-то умер. У кого-то в войну был разрушен дом, погибли родственники. Возвращаться было некуда или не к кому. Это, конечно, трагедия, но именно эти мастера определили высокий уровень вокальной культуры в Омске.

«Мои родители были против моего замужества. Но я потихоньку взяла паспорт, и мы зарегистрировались. А потом приехали в Амурскую область».

Сольному пению я училась у Раисы Васильевны Теслер. Приходила к ней домой. А ведь тогда шла война, все были голодными. Раиса Васильевна во время занятий непременно делала перерыв и говорила: «Ну вот, пришло время попить чай. Вы не составите мне компанию?». Она была настолько деликатна, что никогда не намекала ученикам на то, что они голодны. Но она понимала: чтобы петь, надо быть сытым. Как писал Иван Крылов, «кому же в ум пойдет на желудок петь голодный!»

Во Дворце пионеров и в музыкальной школе со мной занималась заслуженная артистка РСФСР Ираида Трофимовна Иванова. Именно она определила мой выбор профессии. Мне хотелось быть похожей на нее. Уже в музыкальном училище специальности дирижера-хормейстера я училась у заслуженного деятеля искусств РСФСР Елены Владимировны Калугиной, которая была художественным руководителем знаменитого Омского государственного хора. В общем, «скажи мне, кто твой педагог, и я скажу тебе, кем ты будешь».

После окончания музыкального училища я руководила хором в Омской школе милиции. Про нас говорили: «100 мужчин и одна женщина».  Репетиции заканчивались поздно вечером, и замполит распорядился, чтобы меня – по очереди – провожал кто-нибудь из курсантов. Провожал и Николай Гуменюк, родом из Новокиевского Увала, который после окончания танкового училища поступил в эту школу милиции. Через три месяца он сделал мне предложение. Мои родители были против.  Но я потихоньку взяла паспорт, и мы зарегистрировались. Ну куда родители денутся?!

В 1953-м году приехали в Амурскую область, куда по распределению мужа направили в  Райчихинск. Однако Александра Алексеевна Шатик, тогда депутат, директор школы № 5, где я стала работать учителем пения, посодействовала тому, чтобы мы остались в Благовещенске. Когда ждали рождения сына, сняли времянку. Очень холодную: топили четыре раза в сутки, а ходили в валенках (пол был весь в инее). В ней мы жили, пока муж не заболел воспалением легких.

Пошла к начальнику управления МВД: мол, так и так, ваш сотрудник угрозыска заболел, потому что мы живем в леднике. Через два дня (батюшки!) к нам приехал сам начальник управления и распорядился, чтобы нас в три дня переселили в бывший купеческий дом на улице Богдана Хмельницкого, где у нас было две комнатки — конечно, без удобств. Это уже потом была нормальная квартира, работа во Дворце пионеров, где я была художественным руководителем, а Вячеслав Васильевич Белоглазов, создатель знаменитых «Ровесников», — балетмейстером.

Затем – 25 лет работы в музыкально-педагогическом училище. Тридцать лет назад по предложению Геннадия Филипповича Оленишкина (тогда декана историко-филологического университета и страстного любителя пения) я начала работать в педагогическом институте.

  • Нина Петровна Гуменюк – заслуженный работник культуры Российской Федерации, награждена медалью «Ветеран труда», отмечена Почетным знаком Всесоюзной организации профсоюзов, отличник народного просвещения.

— Нередко люди какой-либо артистической профессии — особенно женщины — отдают ей в жертву всё. Прежде всего, возможность иметь семью и детей. Как вы относитесь к этой очень непростой проблеме?

Хотя я не раз говорила своему покойному мужу, с которым мы прожили  55 лет, что для меня работа главнее чем дом, я всегда считала, что главное в жизни женщины – быть матерью и женой. Когда в семье рождается ребенок, мужчина и женщина становятся в первую очередь родителями. Как говорила моя мама: жена это «мать для своего мужа». Ее назначение – помогать мужу расти в социальном плане.

Меня иногда спрашивают, почему я не стала учиться в консерватории. Во-первых, я всегда была востребована как художественный руководитель, хормейстер, педагог-вокалист, потому что где бы я ни работала, мои воспитанники занимали первые места в различных конкурсах. Во-вторых, для меня главным было помогать мужу в его социальном росте, в его карьере, потому что, я считаю, именно муж должен быть главой семьи. Сохранить семью, отца для своих детей – это долг и заслуга женщины, как бы тяжело ей это ни было.

— Что вы считаете особенно важным в вашей профессии?

Конечно, музыкальный слух. Не просто слух мелодический, но и слух гармонический, чтобы уметь слышать многоголосие и добиваться гармонии в звучании хора. Но хор это всегда коллектив. Поэтому дирижер-хормейстер  должен обязательно обладать организаторскими способностями. Иначе ничего не получится.

—  Кто из ваших учеников вам особенно запомнился?

Моя первая ученица – Люба Горсунова. Когда я работала во Дворце пионеров, она ходила ко мне в хор маленькой девочкой. Училась у меня пять лет, потом – в музыкальном училище в Хабаровске, в институте искусств во Владивостоке. Затем работала у нас в музыкальном училище преподавателем вокала. Потом стала солисткой филармонии в Кисловодске и, наконец, директором знаменитого Дома-музея Шаляпина. Там же, во Дворце пионеров, у меня училась Сталина Стукова, которую я подготовила к музыкальному училищу. Она тоже училась в институте искусств во Владивостоке, преподавала в музыкальном училище и в институте культуры (сейчас — институт искусств) в Хабаровске. Были еще две ученицы в музыкально-педагогическом училище: Ольга Варга, которая сейчас заведует кафедрой хорового дирижирования в Улан-Удэ; Ольга Кислицына, которая преподает дирижирование в музыкальном училище во Владивостоке.

Из нашего института могу назвать пятерых человек. Студентку факультета иностранных языков Иру Быстрову, которая стала солисткой в Китае, где вышла замуж за итальянца-скрипача. Сейчас живет в Милане, поет на четырех языках. Пашу Кипаридзе, который сейчас работает в областной филармонии. Там же работает другой мой ученик Андрей Лиманский. На физмате училась очень талантливая певица (меццо-сопрано) Юлия Кабар. Я показала ее заслуженному артисту РСФСР В. А. Побережскому. Он взял ее в свой класс. Но судьба ее сложилась, увы, в другой сфере деятельности. Помню Илью Сляднева, которого тоже взял к себе Побережский. Потом он учился в Красноярском институте искусств у заслуженного деятеля искусств РФ профессора Екатерины Константиновны Иофель, она была педагогом Дмитрия Хворостовского. Но артистическая судьба Ильи как-то не заладилась. Сейчас он работает переводчиком на Камчатке.

—  Хотел задать вам наверное глупый и не совсем тактичный вопрос: вы когда-нибудь завидовали ученикам, которым удалось достигнуть заметных успехов на поприще вокального творчества? Но из того, что я услышал, понятно, что о зависти тут вообще не может быть речи.

Я вам так скажу: ничто так не отравляет жизнь людей как чувство зависти. Это как червь, который изнутри подтачивает человека, разрушает его личность и физическое здоровье. И завистнику плохо. И другим людям с ним плохо. По-настоящему талантливый человек может только восхищаться другим талантливым человеком, учиться у него и радоваться его успехам.

— Я не раз видел ваши неожиданные встречи со своими давними воспитанниками. Это всегда шквал эмоций и чувств благодарности к вам. А что вам дает общение и работа со своими нынешними учениками?

Жизнь меняется. Раньше запросы людей были проще. Изменилось отношение к самому пению, появилась потребность в самоутверждении и самосовершенствовании. Но, конечно, и у сегодняшних учеников есть радость от самого процесса пения и желание достичь благодаря пению каких-то высот в искусстве, а не только публичного успеха. Поэтому и сегодня моя работа – это удовольствие для меня, радость жизни и, конечно, гордость за успехи моих воспитанников. 

— За последние десятилетия очень многое изменилось в музыкальном пространстве и мира в целом, и нашей страны в особенности. Сегодня почти не услышишь в радио- и телеэфире, как это было вплоть до середины 80-х, великих оперных певцов, симфонической, хоровой или действительно народной музыки. Не хочу оценивать, что и как звучит в сегодняшнем эфире, но хотелось бы спросить: в чем сегодня вы видите свое предназначение в этой принципиально иной ситуации?

Хотя бы в какой-то мере способствовать сохранению национальной культуры, национального искусства. У нас в стране в последние десятилетия чувство подражания затмило всё. Иностранные песни, иностранная музыка, вывески и названия магазинов – всё иностранное. Утрачивается чувство национальной гордости. Во времена, когда я заканчивала музыкальное училище, этому придавалось очень большое значение. И не только сохранению общенациональной культуры, но и региональной специфики. Создавались Уральский народный хор, Омский, Удмуртский.

Я хорошо понимаю своё место. Я простой преподаватель БГПУ, работающий на вторых ролях, который обеспечивает общее духовное развитие студентов. Мой недостаток (Господи, что я говорю?! У меня много недостатков!) в том, что я никогда не чувствую себя приниженной. Я такой родилась. Другой я быть просто не могу. Но для меня любой человек – вахтер ли, выдающий ключи, или вы, профессор и заведующий кафедрой, – это прежде всего люди. Люди!

— Нина Петровна, вы тридцать лет работаете в БГПУ. Чем для вас является университет сейчас?

Может быть, за эти годы я стала надоедливой. Возраст все равно берет свое. Надо называть вещи своими именами. Но не это важно. Важно, что университет стал моим вторым домом. Мне повезло с руководителями. И здесь, и там где я работала до этого, меня всегда поддерживали в моих начинаниях. Согласитесь, что без поддержки руководителя простой преподаватель, как я например, мало что может сделать. Я хочу быть здесь до тех пор, пока у меня будут работать руки и ноги. Мне это продлевает жизнь.

— Спасибо вам, Нина Петровна, за душевную беседу!

Возрастная категория материалов: 18+

  • Александр Чупров

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

На подарки выдуманным ревизорам сотрудники предприятия Белогорска отдали мошенникам 140 тысячОбщество
Жителей Шимановска поймали на охоте на косуль с запрещенной лампой-фаройОбщество
Козерогов ждут творческие победы, а Тельцов — прогулка по парку: гороскоп на 3 декабряСоветы
ВТБ обновил платформу небанковских сервисов для предпринимателейЭкономика
Мораторий на плановые проверки малого бизнеса продлится в России до конца 2021 годаЭкономика
Завершилась реконструкция трассы «Лена» в районе перевала Ольдогой в Тындинском районеЭкономика

Читать все новости

Люди

«Я уехала в Москву в никуда»: благовещенка приняла участие в «Битве дизайнеров» на ТНТ «Я уехала в Москву в никуда»: благовещенка приняла участие в «Битве дизайнеров» на ТНТ
«Я в кино всеядный»: актер и ювелир Евгений Крюков, его князь Курбский и взгляды на жизнь
«У нас будет девочка!»: благовещенская семья узнала пол будущего ребенка на ледовой открытке
Из хирурга — в инженеры-лаборанты: «Асфальт» проводил на пенсию старейшего сотрудника
Роман с ковидом: экс-амурчанка написала книгу, основанную на рассказах дочери-ординатора
Система Orphus