Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №115 (28884) от 5 декабря 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
10 декабря 2019,
вторник

На Тукурингре только девушки: журналист переночевал в тайге, пообедал у берлоги и слепил снеговика

Общество

Собираясь в поход на горный хребет Тукурингра в Зейском районе, на самом деле я не представляла, куда собиралась. Даже несмотря на то, что была предупреждена: нужно взять запасной комплект термобелья, резиновые сапоги и вязаные носки, а еще — солнцезащитные очки. На Тукурингре выпал снег, а это значит, что в сентябре можно не только провалиться в зиму (как минимум по пояс), но и ослепнуть от ее северной красоты. Организатор экстремального восхождения в неизведанные края Амурской области Андрей Давыдюк обещал: покажет нам сказку. И не обманул. Как четыре отважных девушки покоряли горную вершину, в нашей рубрике «Личный опыт» рассказала тележурналист Анна Шантыка.  

Отряд с косичками

Наверное, на тот момент руководитель туристической фирмы Андрей Давыдюк и сам не подозревал, каким приключением для него обернется очередное путешествие по маршруту. Рюкзаки в дорогу собирали четыре девочки. Помимо меня — журналиста-телевизионщика, моя коллега Маша Гумлевая (на тревел-квест мы с ней отважились, не сговариваясь), фотограф из Белогорска Саша Бушина, которая поехала в горы, чтобы разгрузиться от суеты будней и заодно поймать на камеру северный закат, и Света Глухова — мама троих детей, которая поет в хоре «Возрождение», а в свободное время покоряет горы (на ее счету Эльбрус, например).

Фото: Александра Бушина

Сопровождать группу с косичками, помимо Андрея, который не только исходил таежную тропу, но и не раз пролетал над ней (он — бортинженер Ми-8), собирался местный житель Валерий, ходивший один в тайгу с четвертого класса. Для защиты от диких животных он прихватил с собой ружье, а для дальней дороги — пару-тройку рассказов о том, как распознать дикую ягоду или где увидеть рысь.

6500

рублей составляет стоимость четырехдневного тура. В эту сумму не включены деньги за билеты от Благовещенска до Зеи и обратно

Мы приехали на кордон «Каменушка» Зейского заповедника и собирались выдвигаться в путь. Утеплялись городские туристы основательно. Колготы с начесом, шерстяные носки, вязаный свитер с горлом, под ним водолазка, а сверху лыжный костюм, шапка, перчатки, дождевики и, конечно, резиновые сапоги. В Благовещенске в тот день было солнечно и +20, в 63 километрах от Зеи шкалу термометра сдувало ветром к нулевой отметке и шел дождь. От этого запахи вокруг были отчетливее и смешивались в коктейль из ароматов пахучей хвои и терпких берез, таежных трав и трухлявых вековых пеньков. Так говорили спутницы.

Я шла в поход простывшая, дышала ртом. Хотя рот, наверное, и так бы не закрылся — от потрясающей красоты, ведь у подножия Тукурингры царила золотая осень. Это когда под ногами мягкий зеленый ковер, а деревья горят ярко-желтым пламенем листьев, кое-где вспыхивая бордовыми всполохами. Но спустя километра три (это чуть меньше полпути) дождь прекратился, ему на смену пришел мокрый снег, а в траве уже показались белые островки хрупких сугробов. Мы шли, тяжело дышали и обливались потом. Андрей приговаривал, что лучше семь раз вспотеть, чем один раз покрыться инеем. Шутил, что турист должен страдать, и не разрешал сбавлять темп. Нам было нужно до усиления ветра и наступления темноты добраться до горного приюта «Банный».  

У берлоги с бутербродами

Первый привал — у медвежьей берлоги, заброшенной владельцем и обросшей мхом: яма под громадным деревом среди корней, похожих на чьи-то щупальца. Достаем бутерброды, пьем горячий чай из термосов. Кажется, все самое сложное позади, но тут Андрей сообщает: сейчас начнется настоящий подъем. Советует подобрать себе в лесу трекинговые палки, чтобы взобраться без потерь.

Оставшиеся километры будто ползем. Накануне синоптики обещали, что выпадет 7 сантиметров снега. Ошиблись — сугробы были раз в пять выше. И если кто-то из нас не попадал в натоптанные следы Валеры, то проваливался чуть ли не по пояс, если не грохался в снег от усталости и бессилия. Ко всему прочему, ветки кедрового стланика — не высокого, но раскидистого хвойного дерева — были так густо засыпаны снегом, что малейшее неточное движение головой — и за шиворот просачивалась горсть мокрого бодрячка.

Мы шли, тяжело дышали и обливались потом. Андрей приговаривал, что лучше семь раз вспотеть, чем один раз покрыться инеем.

Когда пришли к месту, я чуть не расплакалась. Силы кончились, ноги, несмотря на защиту, промокли и замерзли, а по телу ручьями лился пот. Я даже не сразу заметила красоту горного приюта «Банный». На высоте в тысячу метров над уровнем моря на лесной опушке без единого гвоздя построили зимовье для инспекторов Зейского заповедника — теперь здесь ночуют туристы.

Фото: Александра Бушина

Тут и избушка с печкой, и пара лабазов на курьих ножках, и душ, и кухня, сделанная в форме эвенкийского чума, внутрь которого гостеприимно зазывает самый настоящий костер. Только я присела и сняла сапоги, которые за 3,5 часа пути стали на пару размеров меньше, как от ног повалил пар — через минуту я начала как будто полностью таять. Мужчины срочно кипятили воду в черном от копоти чайнике и уже готовились ставить ведро с картошкой на искрящуюся таежную плиту. Девчонок нужно было отогревать горячим ужином. Благо до чистой воды в роднике пару минут пешком. Если бы поход случился на пару месяцев позже, воду для кухни и личной гигиены пришлось бы топить из снега. Хорошо, что в этих диких местах он по большей части не тронут.  

Когда в тарелке оказался суп с макаронами и тушенкой, а на столе галеты и чай со сгущенным молоком — жить стало легче. Мы попросили добавки у шеф-повара Андрея, поделились печеньками с бурундуком, прискакавшим на голоса, и даже угостились яблоками, которые, как подметил Андрей, остались от белок-хохлушек: ни одно из трех хранившихся в лабазе не было съедено полностью — зато каждое надкусано. Вот тут даже появились силы смеяться.

В гостях у мышки

Спать я легла часов в 9 вечера — сморило махом. Общей для всех шестерых кроватью стала деревянная лежанка, укрытая несколькими слоями спальных мешков. Перед тем, как закрыть глаза, видела, как красивая блондинка Саша — классический городской житель квартиры со всеми удобствами — впервые топит печку: подбрасывает дровишки и завороженно смотрит на огонь. В эту ночь мне ничего не снилось. Часов до пяти утра.

Я вскочила от возгласа: «Мышь!» Рыжая полевка свалилась с потолка на Андрея, он машинально пихнул ее в нашу сторону, мышь перелетела через одного человека и упала мне в ноги. То ли куснула, то ли царапнула за палец. Я успела потерять дар речи, тут же просипеть что-то невнятное, включить телефон и увидеть, что грызун мечется по лежанке в поисках спасения. Я тряхнула ногой, возмутитель спокойствия свалился вниз и убежал. Все случилось за три секунды. Потом нам открыли простую таежную истину: на ночь в зимовье ни в коем случае нельзя оставлять на столе печенье, ведь среди коренных жителей кордона найдется немало желающих им полакомиться.   

Подъем в 8 утра в глухой тайге потрясающе красив. В маленькое окошечко в деревянном домике уже вовсю пробирались лучи солнца, трещали дрова в  печке, девчонки умывались родниковой водой, из трубы импровизированной кухни валил дым — наши главные таежники кипятили воду, чтобы можно было запарить кашу и выпить кофе. Мы готовились покорять одну из вершин Тукурингры. Ввысь нужно было подняться еще на 200 метров. Погода стояла хорошая: небо чистое, ветер утих. Нам обещали прогулку.

Фото: Александра Бушина

Но как только женский отряд начал путь по заповедному лесу, ветки то и дело стали хлестать по лицу. Мы не пробирались, а продирались, как сказала Света, к горному пику. С набором высоты путы деревьев-великанов слабели, они уменьшались в росте, мы начали встречать карликовые березки, крошечные елочки, просто утонувшие в сугробах, — перед нами расстилалась тундра. Сашка не упустила возможности попробовать снежок, Маша, которая шла позади всей группы, радовалась, что впереди утоптанные следы и она  шагает увереннее всех, Света припевала, что «ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету». А я снимала с себя свитер (было уже жарко), а заодно фотографировала на камеру телефона виды осенне-зимней горной тундры. Она такой красоты, что словами не опишешь.  

Закаты и путь домой

Через два часа мы дошли до нашей первой вершины — 1 200 метров. Посчитали, что с начала пути, если учитывать, что город Зея находится на 400 метрах над уровнем моря, мы преодолели примерно 270 этажей без лифта! Рванули еще на сотку выше, но руководитель группы решил: погода меняется, поэтому  рисковать не стоит. На горном куполе выл ветер. Мы присели отдохнуть и пообедать. Андрей и Валера раздали отряду фасолевую кашу с мясом. Подкрепились — и снова появились силы. Нам пришло в голову скатать снеговика в честь восхождения. Хотели изобразить девочку — скажем так, памятник женской отваге. Получился мальчик грузинского происхождения. Вылепить более деликатный нос не удалось — замерзли руки и ноги. А это означало, что нужно скорее возвращаться.

Мужчины срочно кипятили воду в черном от копоти чайнике и уже готовились ставить ведро с картошкой на искрящуюся таежную плиту. Девчонок нужно было отогревать горячим ужином.

К зимовью мы спустились минут за 40. Склон был такой резкий, что ноги просто бежали вниз: только и успевали тормозить палочками-выручалочками. Пока добирались, надышались тайгой так, что захотелось продолжения: девчонки нашли таз, набрали туда родниковой воды, вскипятили ее на печурке, выложили дно кедровым стлаником — и вуаля. Говорят, велком в Tukuringra Village Luxury Resort — ноги парить!  

Заканчивался второй день без душа и кремов, без связи, соцсетей и телевизора. Нас потянуло на закат. «Тут такие закаты! Яркие, каждый день по-особенному красивые — влюбитесь бесповоротно и окончательно», — пообещал Андрей.

Мы прошли пару сотен метров от зимовья к Грозовому плато — куче огромнейших камней, которые лежат тут много веков и по которым каждый раз в грозу небо метает молнии. Да так, что эти ожоги отпечатываются и видны невооруженным глазом. Тут солнце особенно живописно уходит в горы. Мы смотрели, фотографировали, молчали, думали, пели. Иногда хотелось заплакать от такой красоты — ну а что, у нас же девчачья группа. Все друг друга понимали.

Утром собирались домой... Сашка говорила, что не хочет: в городе работа и много дел. Я мечтала, что вот бы съездить в Благовещенск, обнять семью, рассказать о походе друзьям, кого-нибудь забрать с собой и вернуться обратно еще на пару дней. Мы вновь пробирались сквозь ветки. Вновь зима передавала права осени — хозяйке сентября, снег таял по пути, из-под него все ярче проступала зелень. Вновь спускались намного быстрее, чем шли в гору. И даже поставили рекорд — добрались до кордона за 1 час и 57 минут. Это на 3 минуты быстрее, чем самая проворная предыдущая группа. За нами приехала «буханка».

Светило солнце. Мы наскоро снимали резиновые сапоги, теплые штаны и куртки. Одежда насквозь пропахла костром и горным ветром Тукурингры — стирать такие воспоминания жаль. Да и трудно. Говорят, чтобы избавиться от таежного аромата, нужно три раза прокрутить экипировку в стиральной машинке. Я решила, что хватит и одного. Рюкзак закину на балкон — пусть напоминает об осеннем походе на прекрасный амурский север. И ждет июня. Я мечтаю увидеть цветущую горную тундру.   

От школьников до судей: туризм в заповеднике набирает популярность 

Фото: Денис Стадников

  — Спрос на таежные походы к хребту Тукурингра растет, а туризм по местным заповедным тропам становится модным, — говорит директор Зейского заповедника Сергей Игнатенко. — Наши сотрудники проложили маршрут лет пять назад. Так, чтобы он был доступен многим, даже детям. Подъем относительно крутой, но при этом выбиралась самая пологая тропа, препятствий в пути, кроме ручейков, густо переплетенных корней деревьев, нет. Однажды маршрут смог преодолеть пятилетний ребенок (правда, в основном, на руках у родителей). Сначала по тропе проходили по 20—30 человек в год, а только за первые 10 дней 2019-го — 35 любителей природы, в целом за год — в 10 раз больше. И если раньше в основном в такое путешествие пускались группы школьников из Зеи, то сегодня отваживаются и пенсионеры, которым порой под 70, и молодые люди 30—40 лет из Благовещенска и других отдаленных отсюда населенных пунктов. Раскручивает Тукурингру и Андрей Давыдюк, большая работа ведется им в соцсетях. В прошлые выходные перед вами на зимовье «Грозовое плато» отдыхала группа из 12 человек, а параллельно с ней на зимовье «Гальцы» — 4 семейные пары. В этот раз вы также заняли домик на "Грозовом плато", а в «Гальцах» — несколько офисных работников из Зеи, все женщины.

В год мы сможем принимать у себя до 500—700 туристов и обходиться своими сопровождающими, а дальше — будем думать. Уже сейчас есть мысли утеплить чум, сделать так, чтобы дым лучше вытягивался наружу — тогда в нем можно будет даже новый год встречать. География наших маршрутов расширяется.

Ваша группа начинала свой путь с кордона «Каменушка» (располагается на 63 километре трассы «Зея—Береговой»), поднималась 6 километров до горного приюта, а потом еще 1,5 до самого хребта Тукурингра. Есть и другой вариант: трогаться в путешествие с 52 километра трассы и идти до зимовья по тайге 8,5 километров, а оттуда до верхушки горы рукой подать — всего 500 метров. А можно и так еще: подняться до Грозового плато, пройти на следующий день по хребту 14 километров и переночевать в зимовье «Гальцы», на третий день спуститься к 52 километру дороги «Зея—Береговой». Путь по самому хребту в этом случае займет от шести до восьми часов. Дорога будет просто роскошной красоты — внизу взору откроются живописные северные долины.

Идти не очень сложно — инспекторы заповедника пропилили проходы в стланике. Так что по этому маршруту уже гуляли и школьники, и судьи областного суда.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Усадьба семьи Ланового, музей и приход: китайские туристы штурмуют ПоярковоУсадьба семьи Ланового, музей и приход: китайские туристы штурмуют Поярково
Дикий, дикий север: амурчане зовут в туры по тайге иностранцев и земляковДикий, дикий север: амурчане зовут в туры по тайге иностранцев и земляков
Край космоса и динозавров: московское пиар-агентство выпустило путеводитель по Амурской области
Амурский путешественник презентует японским туристам грибной тур
В Амурской области растет число туристов из Китая
Группа амурчан совершит восхождение на вершину горного хребта Эзоп
Двухметровый Иванька: художники из Благовещенска придумали символ селу Ивановка
На «Иван фесте» презентовали «Золотое кольцо» по Ивановке
Конный двор села Игнатьево зовет амурчан почаевничать в юрте из Казахстана
Узнать об интересных туристических маршрутах в Зейском районе поможет визит-центр

Гороскоп на 10 декабря: Близнецы отправятся в поездку, а Весы чинить бытовые приборыСоветы
Медиашкола дополнит деловую программу Дней Дальнего Востока в МосквеОбщество
Генпрокурор Юрий Чайка: 163 уголовных дела возбудили за время строительства космодрома ВосточныйКосмодром
На главную елку страны поедут 26 амурских школьниковОбщество
АКС помогли железнодорожникам в борьбе с подтоплением путей в Моховой ПадиОбщество
В Приамурье все школьные автобусы вышли на маршруты после гололедицыОбщество

Читать все новости

Общество

Кто стал «Мисс Вселенной» и зачем собак красят под тигров: утро с «Амурской правдой» Кто стал «Мисс Вселенной» и зачем собак красят под тигров: утро с «Амурской правдой»
Телеведущая Наталья Мальцева: «Буду рада, если мой сын будет счастливым человеком!»
Амурчанин Артем Желудков станцевал вместе с Мэри Поппинс
Медиашкола дополнит деловую программу Дней Дальнего Востока в Москве
На главную елку страны поедут 26 амурских школьников
Система Orphus