Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №44 (28934) от 12 ноября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
25 ноября 2020,
среда

«Главные инструменты геолога — интеллект и молоток»

Руководитель геологической службы НПГФ «Регис» Сергей Дюжев — о современных задачах геологии

Общество

Со временем меняется техника и берет на себя все больше нагрузки,  но главными инструментами геолога по-прежнему остаются ум и молоток. В этом уверен руководитель геологической службы ООО «Научно-производственная геологическая фирма «Регис» Сергей Дюжев. Можно сколько угодно строить предположений, применять пере-довое программное обеспечение и новые технологии, но для получения окончательного ответа всегда нужно выехать в поле, оценить ситуацию своими глазами, отобрать и проанализировать пробы. В преддверии Дня геолога, который празднуется 5 апреля, АП побеседовала с Сергеем Валерьевичем о важности этой профессии, работе геологиче-ской службы предприятия, разведанных месторождениях, создании музея и профессиональном фарте.

«Главные инструменты геолога —  интеллект и молоток» / Со временем меняется техника и берет на себя все больше нагрузки,  но главными инструментами геолога по-прежнему остаются ум и молоток. В этом уверен руководитель геологической службы ООО «Научно-производственная геологическая фирма «Регис» Сергей Дюжев. Можно сколько угодно строить предположений, применять пере-довое программное обеспечение и новые технологии, но для получения окончательного ответа всегда нужно выехать в поле, оценить ситуацию своими глазами, отобрать и проанализировать пробы. В преддверии Дня геолога, который празднуется 5 апреля, АП побеседовала с Сергеем Валерьевичем о важности этой профессии, работе геологиче-ской службы предприятия, разведанных месторождениях, создании музея и профессиональном фарте.

Сплав опыта и молодости

—  Сергей Валерьевич, каковы  сегодня задачи геологии?

—  Большинству людей, отдаленно знакомых с геологией, чаще всего при этом слове приходит на ум суровый на вид бородатый мужчина в свитере — такой косматый геолог, который днем ходит с молотком по горам и колотит камни, а вечером, отогнав медведей от костра, готовит в котелке еду и поет песни под гитару. На самом деле геология многогранна, она охватывает много направлений. Некоторые из них связаны напрямую с повседневной городской жизнью. Не все знают, что прежде чем возвести любое инженерное сооружение — например,  многоквартирный дом, — в обязательном порядке проводятся инженерно-геологические изыскания. Но все же основным прикладным  направлением геологии является поиск и разведка месторождений полезных ископаемых, где тоже есть свои подразделения — выделяются твердые полезные иско-паемые, уголь и горючие сланцы, нефть и газ, гидрогеология.

Так что геология — очень интересная разноплановая наука, поставленная на службу людям. Испокон веков считалось, что все материальные благополучия начинаются с исходного сырья — с полезных ископаемых. Прогресс не стоит на месте, человечеству все больше нужны ресурсы. Причем полезные ископаемые — это не только золото и алмазы, но и вода, и камен-ная соль, и все что нам дано природой. Задача геологии — обнаружить эти кладези и помочь поставить их на службу человечеству.

—  В вашей компании большая геологическая служба?

—  Порядка 150 человек. Это геологи, геофизики, топографы, геоэкологи. На равных с мужчинами в коллективе трудятся 50 женщин. Средний возраст работников — около 40 лет, то есть присутствуют как заслуженные по возрасту, так и молодые специалисты. Это очень хорошо. Ведь ни для кого не секрет, какая большая кадровая дыра образовалась в стране в кризисные годы, когда государственная геологическая служба фактически развалилась и многие ушли из профессии. Что меня в свое время поразило: часть этих людей, даже успешно реализовавшись в другой сфере, все равно вернулись назад в профессию как только миновал кризис. У нас в коллективе есть такие примеры. Геология — один из предметов, который не преподается в школе, а в вузе больше дается теоретических знаний, и, когда человек приходит на производство, ему необходимы практические навыки. Поэтому в геологии так важна передача навыков и умений. Кадровый сплав опыта и молодости на нашем предприятии позволяет это делать, вос-питывая новое поколение геологов.

«Среди инструментов участников Второй камчатской экспедиции были абсолютно такие же молоток и компас, какими пользуются геологи сегодня. Ничего в этих инструментах радикально не поменялось!» 

Сотрудники предприятия награждены многочисленными ведомственными наградами, в коллективе есть отличники и почетные разведчики недр, а 13 сотрудников имеют звание первооткрывателей месторождений. Это звание очень ценно. Оно дается за конкретное участие в открытии месторождения. Геологов с таким званием в стране меньше тысячи человек. И из них 13 работает в нашей фирме. Это показатель! 

Долгая дорога к недрам

—  Как строится работа вашей геологической службы?

—  Наше предприятие обеспечивает полный цикл геологоразведочных работ — начиная от подготовки проектной документации, непосредственно проведения полевых работ и заканчивая разработкой ТЭО кондиций, отчета с подсчетом запасов и постановкой месторождения на баланс. Как ведутся работы? После написания проекта и получения разрешительной документации начинаются полевые работы — как правило, сезонные. По результатам обработки собранных данных мы предполагаем, является участок перспективным или нет, и при первом варианте на нем идут уже более тяжелые работы: проходка бульдозерных канав, разведка, строительство геологического поселка. Как правило, цикл работ занимает пять лет.

—  Целых пять лет! Так долго?

—  Да, процесс очень нескорый. Если соблюдать все предъявляемые к нам стандарты и требования, от начала работ до оцененного месторождения проходит минимум пять лет, а до разведанного — десять. При условии, что не будет возникать серьезных проблем. Но это гораздо меньшие сроки по сравнению с теми, что были раньше. В советский период одно месторождение могли разведывать по 20—25 лет, строили в этих местах капитальные дома для работников. С учетом существующих методик, стандартов и требований мы разведываем объекты максимально быстро. Деятельность эта успешная, ее результаты — предмет гордости нашего предприятия и его коллектива: разведаны и поставлены на баланс крупнейшие месторождения в Амурской области — Маломырское, Албынское, Унгличиканское, фланги Покровского и Пионерского месторождений. Одно из последних — Эльгинское месторождение с запасами более 70 тонн золота, расположенное в Селемджинском районе, — является участком недр федерального значения.

Консервативная наука

—  Главный геолог компании ча-сто бывает в полях со своим коллективом?

—  А как же? Регулярно выезжаю. Геология довольно консервативная наука. Можно сколько угодно строить умозаключений и предположений, применять какие угодно программы и использовать космоснимки, а в итоге все равно закончится тем, что надо приехать на место, сходить в маршрут, пройти канаву или пробурить скважину, описать керн, отобрать пробу, отдать ее на анализ и получить результат. Это не меняется веками. Не зря же девиз геологов на латыни звучит Mente et malleo (мэнтэ эт маллео), что в переводе означает — «умом и молотком». В одном из музеев Санкт-Петербурга хранится снаряжение участников Второй камчатской экспедиции. Поразило, что среди инструментов там были абсолютно такие же молоток и компас, какими пользуются геологи сегодня. Ничего в этих инструментах радикально не поменялось! Но если говорить про ум, то нагрузка стала больше, потому что современные  технологии обеспечивают получение гораздо большего объема информации в меньшее время.

—  Вы согласны с мнением, что случайные люди в геологии долго не задерживаются?

—  Согласен. Случайные люди, которые были на моей памяти, из профессии быстро ушли. В нашей работе прежде всего важны добросовестность и ответственность. Коллектив должен быть уверен, что коллега не подведет, не пропустит чего-то важного, не будет работать спустя рукава.

Сейчас планируем работы в Тугуро-Чумиканском районе Хабаровского края. До нас там велись работы в 70-х годах прошлого века, а теперь мы берем эти материалы и основываемся на них. Когда в следующий раз там специалисты будут работать, они возьмут наши материалы. Поэтому мы понимаем ответственность за то, что оставим после себя и передадим потомкам. Геология — это всегда преемственность: мы берем материалы предшественников, и обязательно все наши работы заканчиваются написанием отчетов и сдачей их в геологические фонды на хранение для будущих поколений.

—  Можно сказать, делаете вклад не только в геологию, но и в историю?

—  Вот посмотрите (берет со стола потертую книжку) — это один из журналов опробования горных выработок месторождения Токур, известного уже много лет. В нем — место отбора, номер пробы, содержание золота, примечания. Открываем и читаем: «Начат 15 мая 1945 года». Это же еще неделя не прошла, как Великая Отечественная война закончилась! Когда работаешь с такими материалами — а бывают еще и старше датами, — понимаешь, что держишь в руках историю. На месторождении через неделю после окончания войны работали люди, отбирали пробы, сдавали в лабораторию, получали результаты, и мы, спустя 75 лет, основываясь в том числе на этих данных, планируем свою работу.

С большим уважением относимся к истории, доблестному труду. Недавно решили создать на базе нашего предприятия мини-музей геологии. Сейчас он находится в стадии наполнения, здесь уже собрано более 60 образцов пород и руд. «Регис» работает не только на золотых месторождениях, у нас есть опыт разведки титаномагнетитовых и графитовых руд. Со временем на стендах музея будет представлено огромное природное ископаемое разнообразие Приамурья. А его стены украшают фотографии, сделанные во время практик, геологических партий, на месторождениях. В них — трудовые будни и яркие впечатления нашего коллектива.

«Нам работы на Земле еще надолго хватит»

—  Возможна ли, по вашему мнению, в будущем такая ситуа-ция, что всю нагрузку по исследованию и добыче ископаемых возьмет на себя техника, и профессия геолога попросту себя изживет?

—  Попался мне как-то фантастический рассказ. В деталях не помню, но суть такова: в будущем приле-тает экспедиция колонизировать какую-то планету. В ее составе — медик, у которого имеется медицинский модуль и умеющий лечить робот, строитель, у которого тоже есть робот и геолог с… молотком. В общем, даже писатели-фантасты особо придумать ничего не смогли. Процессы ускоряются, меняются технологии, техника. Сегодня мы можем бурить и копать быстрее, но выбрать место, где бурить и где копать — задача для человека. Особенность геологии заключается в том, что человечество за годы своего развития узнало, что находится в миллионах световых лет от нас в глубинах космоса, но не знает, что находится в 15 метрах под землей. Глубочайшая пробуренная скважина в мире — Кольская — имеет глубину более 12 км, что при радиусе земли более 6 тысяч км подобно уколу комара. Так что не думаю, что наша профессия себя изживет.

—  Какой вы видите геолого-разведку в будущем? Может, она будет идти уже на других планетах или глубоко в океане?

—  В мировой океан геология уже погрузилась. С шельфом морей связаны залежи углеводородов, в более глубоких частях интерес представляют железомарганцевые конкреции. Космос… Возможно. Но нам работы и на Земле еще надолго хватит. Столько всего неизведанного!

«Труд, знания, интуиция и фарт в довесок»

—  Сергей Валерьевич, как вы счи-таете, должно ли в вашей деятель-ности быть место удаче? Вы в нее верите?

—  Да! Причем, мне больше нравится старый старательский термин «фарт». К примеру, в свое время было обна-ружено богатое золотое месторождение. Потом выяснилось, что за год до этого в том месте работала партия, но почему-то его не обнаружила. Как оказалось, геолог в маршруте дошел до развилки ручья, и можно было пойти налево либо направо, что для достижения цели маршрута не имело принципиальной разницы. Но в тот момент геолог решил пойти вправо. А вот если бы пошел налево, то буквально уперся бы в обнажение со вскрытой зоной прожилкования. Месторождение, конечно, нашлось — но уже на следующий год, когда закрывали участок более детальными работами. Вот, собственно говоря, к вопросу о везении или невезении. Но фарт — все же вещь вторичная. В основу поисков и разведки месторождений прежде всего заложен труд. Месторождение нужно делать! Так, месторождение Пионер, где сейчас работает фабрика, в советское время было признано бесперспективным, ему дали отрицатель-ные оценки. Месторождения Унгличикан и Албынское также в свое время были признаны не имеющими промышленной ценности. Но с учетом новых знаний и при наличии определенных идей мы доказали, что все они со своими запасами имеют право быть. Так что прежде всего в нашей профессии важны труд, знания и интуиция. И в довесок — фарт!Поэтому своим коллегам — всем, для кого День геолога является профессиональным праздником — я желаю, чтобы знания и интуиция их никогда не поводили. А еще морального и материального благополучия, крепчайшего здоровья, особенно в свете последних событий, и конечно же — фарта!

«Геолог — это состояние души»: ведущий геолог «Регис» Евгений Синяков — более 60 лет в профессии

Его судьбой мог стать кинематограф, но старший двоюродный брат подсказал пойти в геологи. В этой профессии Евгений Синяков уже более 60 лет и за эти годы ни разу не пожалел о сделанном выборе. В свой 81 год он — ведущий геолог НПГФ «Регис». Евгений Яковлевич уверен, что геолог — не только профессия, но и состояние души.

Пытливый ум

В детстве стать геологом Евгений Синяков не мечтал. Его семья жила на станции Бурея Амурской области. Мальчишка грезил кинематографом, хотел заниматься обработкой киноматериалов. Когда он оканчивал школу, в гости приехал двоюродный брат и отговорил от этой идеи, расспросив, что юному Евгению интересно изучать. «Математику, химию, физику», — начал перечислять выпускник, который к тому же с удовольствием еще и рисовал, и фотографировал. Брат заключил: «Тебе надо в геологию! Там все это сможешь использовать!».  Евгений сел в поезд и маханул в Ир-кутск, где поступил в горно-металлургический институт на факультет разведки месторождений полезных ископаемых. 

Евгений Яковлевич говорит, что работа геологом шла не без сложностей и трудностей, особенно в первые годы в профессии. Приходилось часто переезжать, осваиваться в новых коллективах. Среди рабочих в советское время было много бывших заключенных. Большинство в его окружении на практике показывали себя работящими и ответственными людьми, но попадались и непорядочные. Однажды в Облучье товарищи по работе умыкнули у Евгения Яковлевича документацию, которую он вел на участке почти три месяца. Сначала расстроился, а потом понял, что потерю можно восстановить. Он заново задокументировал шурфы и канавы и обнаружил пропущенные по неопытности разновидности пород. Эта работа оказалась намного интереснее, чем в первый раз, научила быть более внимательным к «мелочам», которые в геологии нередко имеют существенное значение.

Более того, когда Евгений Синяков перешел работать на рудник, подобные породы встретил и под землей. Рудничные геологи на них даже не обращали внимания. Однако пытливый ум не давал специалисту покоя. Узнав, что в Хабаровске организовали институт тектоники и геофизики, поехал туда со своими неизвестными камнями. Выяснилось, что и здесь помочь не могут, так как все геологи выехали на полевые работы. В институте молодому геологу дали бумагу и предложили написать заявление на поступление в аспирантуру, объяснив, что «просто так» его вопросами никто заниматься не будет. Так он попал в заочную аспирантуру.

В итоге куски породы, которые Евгений Яковлевич обнаружил на участке и в шахте рудника, оказались галечными дайками. Это образования, схожие с речной галькой. Но как они могли попасть на глубину 300 метров в монолитную породу? Геолог предположил, что в породе появлялись трещины, в которых обломки окатывались поземными термальными водными потоками. Поверить в это было трудно. Решил поставить эксперимент: в широкую бутылку набросал обломки, отбил донышко, пошел в пожарную часть и попросил содействия. Изменяя скорость потока воды, пожарным удалось приподнять обломки породы в бутылке, и они стали крутиться. Геолог понял принцип действия и написал статью. Принес в институт, но там его переадресовали к специалисту в Новосибирск. Написал письмо. Через два месяца пришел ответ, что мысль правильная.

—  Пытливый ум просто необходим геологу, — уверен Евгений Яковлевич. — Ведь, когда начинаешь работать, постоянно попадаются породы, которые никогда не видел; ты не можешь понять, как они вообще в этом месте появились. Должно быть большое желание узнать и разобраться, докопаться до сути, иначе как ты станешь нарабатывать опыт? Когда что-то на-ходишь и не знаешь, что это за порода, долго приходится выяснять, а потом вдруг раз — и ты приобрел новое знание, нашел ответ. Это для меня всегда были самые яркие впечатления в работе.

Профессиональный успех

Благодаря своей профессии Евгений Синяков побывал в составе геологических партий в красивейших уголках страны. Самая дальняя его экспедиция была на Саяны, где три года на участке вели разведочные работы и делали отчет. После устроился работать на рудник в поселке Хинганск Еврейской автоном-ной области. Думал, что тоже года на три, а в итоге остался на 30 лет. Предприятие занималось добычей олова. Когда трудоустраивался, оно было на грани закрытия. Начал документировать выработки шахты и рисовать геологию.

—  Меня, нового человека в коллективе шахты, первое время даже не замечали, но когда я стал выносить на планы новые рудные тела — отношение резко изменилось, — вспоминает Евгений Синяков. — В результате меня назначили главным геологом комбината «Хинганолово».

В постперестроечные годы для геолога, как и для многих в стране, наступил очень сложный период. Комбинат закрылся, шахты были заброшены. Спустя несколько лет Евгений Яковлевич переехал в Благовещенск и устроился работать в компанию «Регис», где, при-знается, ему очень повезло с кол-лективом. Близкие по духу люди, грамотные и отзывчивые, быстро поднатаскали его в вопросах, где были пробелы, помогли лучше ос-воить компьютер. В одной команде с ними он работает уже много лет.

—  Когда пришел в «Регис», долго не мог привыкнуть, что такая высокая скорость бурения — 1000 метров в месяц, — отмечает Евгений Яковлевич. — Мы на руднике за месяц только 300—400 метров могли пробурить. К тому же раньше канавы проходили вручную или со взрывом, а здесь бульдозером — все очень быстро. Да и работа с компьютером повышает скорость в работе. С тех пор как я начал работать в профессии — с советских времен — в геологии, конечно, многое изменилось. О своем выборе я никогда не жалел! Вот сейчас время прошло, и кажется, что всё так было здорово, несмотря ни на какие труд-ности и сложности. Считаю, что геолог — это не только профессия, но и состояние души. Это какая-то внутренняя потребность. Казалось бы, работаешь вдали от цивилизации, бытовые условия далеки от комфортных, погода периодически мешает — холодно и грязно. Но ты превозмогаешь трудности, при этом получая от работы огромное удовольствие. Тебе интересно и не скучно. Наверное, в этих случаях и говорят: работа по призванию.

На правах рекламы

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В трех амурских селах установили инновационные опоры уличного освещенияОбщество
Минпросвещения РФ предложило амурскому колледжу обучать работников школьных пищеблоков со всего ДФООбщество
Ковид 24 ноября подтвердился у 157 амурчанКоронавирус
Овны решат проблемы в семье, а Козероги продвинутся по службе: гороскоп на 25 ноябряСоветы
Сбербанк запускает новый бесплатный онлайн-проект «Сбер на связи»Новости партнеров1
Правительство РФ поможет Приморскому краю восстановиться после ледяного дождяВласть

Читать все новости

Общество

В трех амурских селах установили инновационные опоры уличного освещения В трех амурских селах установили инновационные опоры уличного освещения
Самую теплую ноябрьскую ночь с начала века зафиксировали в Благовещенске
Минпросвещения РФ предложило амурскому колледжу обучать работников школьных пищеблоков со всего ДФО
Семья сто лет продавала время, и 5 секретов хорошего настроения: утро с «Амурской правдой»
«У наших сыновей выросли крылья»: амурские футболисты привезли победный кубок «Кожаного мяча»
Система Orphus