Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №40 (28930) от 15 октября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
23 октября 2020,
пятница

Игорь Гордин: «Если актер доволен собой, ему надо заканчивать с этой профессией»

Лауреат «Золотой маски» о жизни без сцены, театральной команде мечты и грибном отпуске

Люди

Если набрать в интернете «Игорь Гордин», то в первых строчках появятся не его интервью на канале «Культура» или рецензии на спектакли, а старые заголовки светских СМИ о браке с телеведущей и актрисой Юлией Меньшовой. Наверное, поэтому лауреат театральных премий «Чайка» и «Золотая маска», заслуженный артист России не любит давать интервью и любит шутить, что на его могиле напишут «Муж Юлии Меньшовой». Однако фамилия Гордина — давно бренд в мире театра и кино, его приглашают ведущие театры и культовые режиссеры. И он, несмотря на сумасшедшую загруженность, соглашается — «из актерской жадности». В сентябре во время региональной программы фестиваля «Золотая Маска» Игорь Гордин приезжал в Благовещенске со спектаклем «Метод Грёнхольма» Театра Наций. А после зрительских оваций рассказал «Амурской правде» о жизни без сцены, съемках в сериалах, театральной команде мечты и грибном отпуске. 

Игорь Гордин: «Если актер доволен собой, ему надо заканчивать с этой профессией» / Если набрать в интернете «Игорь Гордин», то в первых строчках появятся не его интервью на канале «Культура» или рецензии на спектакли, а старые заголовки светских СМИ о браке с телеведущей и актрисой Юлией Меньшовой. Наверное, поэтому лауреат театральных премий «Чайка» и «Золотая маска», заслуженный артист России не любит давать интервью и любит шутить, что на его могиле напишут «Муж Юлии Меньшовой». Однако фамилия Гордина — давно бренд в мире театра и кино, его приглашают ведущие театры и культовые режиссеры. И он, несмотря на сумасшедшую загруженность, соглашается — «из актерской жадности». В сентябре во время региональной программы фестиваля «Золотая Маска» Игорь Гордин приезжал в Благовещенске со спектаклем «Метод Грёнхольма» Театра Наций. А после зрительских оваций рассказал «Амурской правде» о жизни без сцены, съемках в сериалах, театральной команде мечты и грибном отпуске. 

Игорь Гордин по первому образованию — физик-ядерщик. Фото: Андрей Ильинский. 

«Отдался течению и проводил время с семьей»

— Игорь Геннадьевич, для вас спектакль в Благовещенске — первый после пандемии выход на сцену?  

— Да, так получилось, что перед закрытием театров в Москве последним сыгранным для меня спектаклем был как раз «Метод Грёнхольма» — мы его играли 16 марта в Театре наций. И в этот же день нам объявили: всё! И сегодня в Благовещенске я открыл сезон этим же спектаклем. Вот так прошел какой-то круг и начал все с начала. 

— Какие эмоции?  

— Радостные ощущения от того, что наконец все возвращается. Потому что для артиста самое главное — востребованность и возможность находиться на сцене. И для зрителя это важно. Все опасались, что зрители не пойдут сейчас в театр: и боятся, и денег нет. Но люди тоже соскучились и приходят с удовольствием.

Игорь Гордин и Сергей Чонишвили в спектакле «Метод Гренхольма». Фото Андрей Ильинский. 

— Какими были для вас эти полгода изоляции без сцены, без работы?

— Это было неожиданно, когда на полном скаку ты останавливаешься. Сложно себя перенастроить, потому что настраиваешься на работу, а тебе говорят: всё. Но как-то я вошел в этот другой ритм жизни, поймал его. Не скажу, чтобы я мучился, нервничал. Нет, я понимал, что такая пауза часто полезна, чтобы остановиться чуть-чуть, оглянуться назад. В этом году очень многие писали: «Я наконец-то видел, как начинается весна». Потому что раньше ты бегаешь с одной работы на другую, жизнь проходит мимо. А тут появилось время на созерцание самой жизни. Мы часто заменяем ее каким-то суррогатом, востребованностью, работой. А жизнь гораздо богаче и шире. Не скажу, чтобы я страдал и переживал. Отдался течению и прекрасно проводил время с детьми, с женой. Когда открываешься вот этому, то какую-то гармонию ловишь, получаешь удовольствие.

— Вы после этой паузы как-то поменяете свою жизнь?

— Не думаю, что что-то как-то поменяется. Человек так устроен. Сейчас, конечно, все жадно кинулись работать — соскучились. Надо перестраиваться обратно — это тоже, кстати, такая же ломка, когда ты остановился, а сейчас должен все возвращать.

— К чему возвращаетесь, какие главные проекты у вас в театре и в кино? 

—  У меня достаточно много и спектаклей, и театров. Мое основное место работы — Московский ТЮЗ. Но, кроме него, есть «Театр Наций», Московский художественный театр, мастерская Петра Фоменко. И есть новый антрепризный проект — спектакль «Генри и Элен», который поставил режиссёр Римас Туминас. Мне сложно назвать это антрепризой, потому что это не комедия — серьезный режиссер, серьезная пьеса. До пандемии мы сыграли спектакль только два или три раза. Он успел родиться, но не успел встать на ноги. Мы приедем с ним и в Благовещенск, переживаем, как его примет зритель («Генри и Элен» с успехом прошёл во время фестиваля «Амурская осень». — Прим.АП). 

«Зрителя тоже надо воспитывать: если его кормят все время антрепризой, это не хорошо». 

— Вы часто гастролируете по регионам? 

— Да, достаточно много. Со спектаклем «Метод Гренхольма» мы объездили почти всю страну. С МХТ я приезжал в Хабаровск, Комсомольск, на Сахалин. Раньше серьезные театры редко добирались на Дальний Восток — это было невозможно, такие гастроли не окупаются. Антреприза, конечно, исколесила всю страну. Но насколько антреприза соответствует театральному искусству? Это не совсем театр — это шоу-бизнес. Театр это все-таки другое. И надо сказать спасибо фестивалю «Золотая маска», который на протяжении 15 лет не просто возит спектакли по российским городам — он привозит лучшие спектакли. В регионы приезжают серьезные театры с большим количеством артистов и декораций. Это очень большие затраты и без помощи государства и спонсоров, которые «Золотую маску» поддерживают, такие гастроли были бы невозможны. Мне кажется, это очень стимулирует провинциальную культурную жизнь. Это замечательно.

— Для Амурской области «Золотая Маска» стала событием, мы не избалованы такими проектами. 

— Прекрасно, что такое случилось. Надо, чтобы не только «Амурской осенью» вы жили. Зрителя тоже надо воспитывать: если его кормят все время антрепризой, это не хорошо. Надо смотреть и хорошее кино, и хороший театр.

— Многие артисты говорят, что в регионах зритель более благодарный. Вы согласны?

— Конечно, здесь зритель менее избалованный и менее циничный. Потому что Москва пресыщена развлечениями, огромное количество театров. Провинция во многом обделена, поэтому, конечно, зрители более благодарны. Они чувствуют какой-то голод по настоящему искусству.

«Играть отрицательного персонажа — счастье» 

— У вас богатая фильмография. Но вы долго не участвовали в сериалах и говорили, что это не ваша стихия. Но последние годы вы снялись и в сериале Первого канала «Операция «Сатана», сразу в двух популярных сериалах Константина Богомолова «Содержанки» и «Хороший человек». Что изменилось? 

— Я никогда особо не отказывался, но просто я не сериальный артист. Есть такие, которые переходят из сериала в сериал — переключаешь канал, а они везде! Для меня кино и сериалы — это, во-первых, возможность встретиться с артистами: хорошими, замечательными, с новыми коллегами, с которыми я бы мечтал поработать. Второе: побывать в каких-то местах, где я бы никогда не побывал — в нашей стране и за рубежом. Кино часто забрасывает тебя в интересные локации. Третье: сериалы — это заработок. И уже только на четвертом месте — творческая часть. Театр в этом смысле дает больше возможности для работы актера. Хотя есть разные артисты — есть которые умеют получать удовольствие и от кино. У меня редко получается, чтобы все совпало. Еще важно попасть в тот проект, который будет на виду, у которого будет рейтинг. 

Игорь Гордин и Юлия Снигирь в сериале «Хороший человек». 

В «Содержанках» и «Хорошем человеке» Богомолова у меня в общем небольшие роли — я в каждом снимался по три дня. Эта работа не занимает много времени, но так как проект на виду, кажется, что я там. В общем, периодически соглашаюсь на сериалы, когда хорошая компания, хороший сценарий (что бывает редко) и хороший режиссер (что бывает еще реже). Режиссеров в кино, с которыми было бы интересно работать, очень большой дефицит. И с Богомоловым, кстати, мне было интересно.

— Сами смотрите эти сериалы?

—  Я «Хорошего человека» (сериал основан на реальной истории об ангарском маньяке. — Прим.АП) не могу смотреть. Мне как-то не по себе становится. Далеко от меня и мой герой (Гордин играет отца главной героини, который много лет избивает свою жену. — Прим. АП). Я даже говорил Богомолову: «Почему я? Я вообще к этому герою не имею отношения». Но он так меня увидел.

— Тема домашнего насилия сегодня очень актуальна. Хотя, конечно, кажется, что это совсем не ваша история, вы вообще мало ассоциируетесь с домашним тираном. 

— Да, эта проблема есть. Постоянно про это читаешь, сталкиваешься. Я же живу не в каком-то вакууме и только в рамках своей семьи. Зло и насилие в мире никуда не делось, невозможно огородиться от всего и не замечать. Мы вынуждены с этим жить. И кино — такой способ высказаться по этому поводу. Когда в тебе накапливается противление и неприятие такой жизни, есть возможность показать это таким способом.

Просто Богомолов взял тему ангарского маньяка и решил фокус зрительского восприятия сделать чуть шире. Насилие и зло — они не только в конкретном человеке, они рождаются откуда-то. Они существуют в быту, в реальной жизни, вокруг нас. И не сам маньяк главный, может быть, а то, что рядом с ним, с нами происходит. Богомолов обернул тему зла в мире в детективную обертку.

— Вы раньше в основном играли положительных героев, а в последнее время у вас часто отрицательные. Почему? 

— У меня, да, последние лет пять пошел такой период: играть маньяков, предателей, злодеев. Почему-то меня так видят. Но я не переживаю, это же всегда для актера счастье — играть отрицательного персонажа. Потому что злодеи всегда ярче, разнообразнее и обаятельнее. И потом — это возможность быть совсем другим.

«Часто недоволен собой» 

— Читаю, что и критики, и зрители часто пишут в отзывах на спектакли и фильмы с вашим участием: «Гордин как всегда безупречен». Как у вас с самокритикой?

— Если актер доволен собой, это всегда означает уже одно — заканчивать надо с этой профессией. Естественно, все время ты ждешь одобрения, подтверждения, отклика от зрителя — это важно, ты этим подпитываешься. Мне действительно приятно читать, слышать, когда зрители подходят и благодарят. Но все равно ты себя достаточно трезво оцениваешь. И часто недоволен: понимаешь, что сегодня не так идет спектакль, как ты хотел. И ты не получаешь того отклика, на который рассчитываешь. И это тоже может быть достаточно мучительно, анализируешь, что не так, почему не так.

«В актеры нельзя устроиться по блату — фамилия не поможет. Но это не значит, что дети актеров не могут быть талантливы». 

Но театр тем и интересен: каждый раз можешь поставить себе задачу и, когда встречаешься с новым зрителем, с новым городом, ты должен ее выполнить. У популярного артиста есть бонус — любовь народная. Но потом два часа ты должен играть, входить в диалог с ним — и никакие прежние заслуги тебе не помогут. В чем прелесть и одновременно сложность актерской профессии — ты каждый раз начинаешь заново. У тебя есть опыт, инструменты — ты выходишь и каждый раз начинаешь с чистого листа.

— Вы признавались, что только сумасшедшие выбирают актерскую профессию. Ваш сын Андрей тоже ее выбрал. Не отговаривали его?

— Нет, не отговаривали. Мы даже направили его по этому пути. Он сомневался и не хотел в актерскую профессию — хотел быть режиссером. И, собственно, его до сих пор тянет в эту сторону. Но мы сказали: чтобы режиссером стать, нужно все-таки пройти актерскую школу. Тогда тебе будет гораздо проще, ты будешь гораздо больше понимать. Он сейчас пошел по актерскому пути, но, думаю, через какой-то отрезок будет двигаться в сторону режиссуры. Но если раньше он к театру скептически относился — ему гораздо ближе и интереснее было кино, то сейчас ему нравится в театре. Сейчас у него новый этап становления режиссера. 

— Ходили на его спектакли?

— Конечно, я смотрел выпускные спектакли — он учился в Школе-студии МХАТ у Дмитрия Брусникина. Эта замечательная школа, мне кажется, она обогатила его даже больше как человека, а не как актера. Потому что Дмитрий Владимирович со своими учениками занимался их миром внутренним. Для него было важно не только, что они умеют, но и какие они личности. Волнуемся, конечно, как будет дальше, но, мне кажется, он ищет свой путь.

— Но ему же будет сложнее, столько известных фамилий рядом: родители, бабушка с дедушкой (Владимир Меньшов и Вера Алентова. — Прим.АП). 

— Конечно, это груз сильный. Но Юля прошла через это испытание, и даже гораздо больше это понимает. Да, он повторяет мамин путь. Мы его в этом смысле поддерживаем, но не лезем. Закончил — теперь давай сам двигайся. А мы будем как-то помогать. Не продвигать, а помогать.

Игорь Гордин с супругой Юлией Меньшовой, детьми Андреем и Таисией, тестем Владимиром Меньшовым и тещей Верой Алентовой. Фото из семейного архива актера. 

В актеры нельзя устроиться по блату — фамилия не поможет. Но это не значит, что дети актеров не могут быть талантливы. Бывает, что они еще талантливее родителей. В этом смысле актерская профессия такая же династийная, как профессия учителя, врача или военного.

— Вы обладатель престижных театральных премий, работаете с главными театрами страны. Вы уже все роли мечты уже сыграны, вас ничем не удивишь?

— Конечно, нет! Если бы все было так, то я бы уже не работал. Большое количество работы, театров, ролей, коллективов — конечно, все это накладывает ответственность. Надо ведь все успевать играть. Каждый раз, когда я соглашаюсь и вступаю в новую работу, говорю себе: это точно все, уже некуда. И надо бы остановиться. Отказываюсь от чего-то, но все равно поступает такое предложение, от которого я не могу отказаться. Потому что либо режиссер, либо партнер или партнерша, с которыми ты мечтал сыграть. 

— Какие последние предложения, от которых вы не могли отказаться?

— Это две последние премьеры. Первая — спектакль в «Театре Наций» «Иранская конференция» по пьесе Ивана Вырыпаева в постановке Виктора Рыжакова.

Спектакль «Иранская конференция», фото Театра Наций. 

У нас там собралась такая компания и такая команда — это «дрим-тим!» Ведущие и популярнейшие артисты: Ксения Раппопорт, Ингеборга Дапкунайте, Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Вениамин Смехов, Станислав Любшин. Ну как от этого ты можешь отказаться?! Материал замечательный — очень современная пьеса, какая-то необычная. Нас несколько составов, но все артисты на это пошли.

И последняя премьера, о которой я говорил — «Генри и Элен». Этой был вообще мой первый опыт участия в антрепризе, это не мое. Но когда говорят, что спектакль будет делать Римас Туминас, то понимаешь: а когда у тебя еще будет возможность поработать с ним? И поэтому идешь.

Вроде и хочется уже остановиться, но какая-то актерская жадность не дает. Хочется успеть где-то, как-то с кем-то еще поработать. У меня была уникальная возможность поработать с  Гинкасом, Яновским, Някрошюсом, Богомоловым, Рыжаковым. Это счастье для актера. Когда ты работаешь с разными и абсолютно противоположными режиссерами, это очень помогает расти. Даже если ты работаешь с гениальным, но одним, ты все равно себя немного ограничиваешь. Ты в конце концов находишь свою дорожку и идешь по ней. А когда ты бросаешься в неизведанное, каждый раз приходится штампы сковыривать и пытаться заниматься творчеством.

— Не все состоявшиеся актеры на такие эксперименты готовы.

— Важно, что ты не просто идешь в какую-то новую работу — важно встретить, крупного интересного режиссера и художника. И ты растешь с этим режиссером. Потому что, если отдаваться в руки бездарности, трагично. У меня были и такие опыты. 

— Игорь Геннадьевич, последний вопрос как грибник грибнику: в этом году грибов набрали?

— Да! Слава богу! (смеется). У нас с Юлей этим летом была возможность вместе провести отпуск. Мы были в Карелии. Не знаю, как у вас, а там был очень грибной год — местные сказали, что такого действительно давно не было. Была возможность походить по лесу, набрать боровиков. Очень люблю собирать грибы, это для меня лучший отдых. 

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Карантин для книг и маски для театралов: с 1 октября открывают амурские театры и читальные залыКарантин для книг и маски для театралов: с 1 октября открывают амурские театры и читальные залы
Благовещенские молодожены сбежали со свадьбы на спектакль московского театра «Пигмалион»Благовещенские молодожены сбежали со свадьбы на спектакль московского театра «Пигмалион»
Президент премии «Золотая маска» Игорь Костолевский: «Граница между провинцией и столицей стирается»
«Это не стендап-шоу»: фестиваль «Золотая маска» завершился спектаклем «Пигмалион» по пьесе Шоу
Авантюра по Булгакову: один из спектаклей фестиваля «Золотая маска» посвятили медикам
Лучший в мире: мюзикл «Шербурские зонтики» привез в Благовещенск оркестр и уникальные декорации
Понятно без слов: после «Материнского поля» зрители потрясенно молчали
Офисные твари и где они обитают: Театр наций показал амурскому зрителю изнанку современного офиса
Мама всегда с тобой: театр имени Пушкина показал свою версию знаменитого романа Ромена Гари
Война не закрыла сцену: в Амурском драмтеатре уникальная выставка

В цветах флага: Благовещенскую ТЭЦ осветят более 700 светодиодовНовости партнеров
Мэр Благовещенска: «Новый асфальт на улице Калинина вскрыли вынуждено»Общество
Площадки у всех благовещенских школ планируют выложить цветной плиткойОбщество
Рыбы поверят в чудеса, а Тельцы будут давать дельные советы: гороскоп на 23 октября:Советы
Вручение литературной премии имени Завальнюка перенесено на декабрьОбщество
Косуля проплыла: на северной реке Норе завершилась миграция копытныхОбщество

Читать все новости

Люди

Алексей Сальников: «Я провинциальный писатель, меня забудут еще быстрее» Алексей Сальников: «Я провинциальный писатель, меня забудут еще быстрее»
Человек, который вернул Благовещенску его историю: известные амурчане об Анатолии Телюке
Для счастья нужно петь и лепить пельмени: победители конкурса «Поступки и люди» поделились секретами
«Жизнь налаживается!»: бас-гитарист Uma2rman Сергей Кристовский о группе, своем альбоме и семье
Букет гвоздик от Ларисы Савицкой: амурские экстремалы установили на месте авиакатастрофы памятник
Система Orphus