Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №3 (28893) от 23 января 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
30 января 2020,
четверг

Суетная моя столица

Суетная моя столица / В столице нашей Родины я не была лет двенадцать, и то прошлый мой визит в Москву был промежуточным — проездом на поезде, и он ограничивался походом в ближайший McDonald’s и рассматриванием площади трех вокзалов. Поэтому командировку в Москву я ожидала в радостном предвкушении. Но для начала нужно было перебороть свой страх перед полетом на самолетах.


В столице нашей Родины я не была лет двенадцать, и то прошлый мой визит в Москву был промежуточным — проездом на поезде, и он ограничивался походом в ближайший McDonald’s и рассматриванием площади трех вокзалов. Поэтому командировку в Москву я ожидала в радостном предвкушении. Но для начала нужно было перебороть свой страх перед полетом на самолетах.

Свежи еще воспоминания из детства, когда мы с бабушкой и дедушкой летали в столицу нашей родины, а на следующий год — в Ленинград. Так после первого моего лётного опыта самыми яркими моментами остались бумажные пакетики, которые собирали для меня со всего самолета, и резиновая курица — в большинстве из порций почему-то были гузки, по-народному попки (взрывали птичку, что ли?), жуткая тряска и химический запах в салоне.

Поэтому, сев в самолет в сознательном возрасте, первым делом проверила наличие у себя и у соседа пакетика, который, к счастью, не пригодился. Взлет прошел на удивление быстро и плавно. Я уже было расслабилась, но тут услышала разговор маленького мальчика за спиной. Любознательный малыш всю дорогу (а это около 7 часов) пинал мое кресло и пытал папу: «Что делать, если в нас врежется другой самолет? Куда бежать если вдруг загорится двигатель? Почему каждому пассажиру не выдается парашют?»

Слава богу, поток жутких вопросов прервала девочка, которая стала смачно есть чипсы. В этот момент я ясно осознала, что чипсы — зло. А в самолете чипсы, особенно со вкусом копченостей, зло вдвойне. К счастью, практически сразу стали разносить нормальную еду — предлагали на выбор мясо или рыбу. И она оказалась приличней, чем в воспоминаниях моего детства — тогда предлагали выбрать между вермишелью и рисом.

После первой поездки в метро амурские лица показались мне самыми приветливыми в мире и какими-то просветленными. И так захотелось встретить какое-нибудь родное неулыбчивое амурское лицо, но попадались одни московские — безразличные. 

Около семи часов полета, и я в Москве, после аэроэкспресса отправляюсь сразу в метро. Помните, не так давно я писала, что амурчане не отличаются особой улыбчивостью. Так вот, после первой поездки в метро амурские лица показались мне самыми приветливыми в мире и какими-то просветленными. Потому что наши не сдвигают сурово брови, увидев чужой взгляд, и не утыкаются сразу в книгу или телефон. Так захотелось встретить какое-нибудь родное неулыбчивое амурское лицо, но попадались одни московские — безразличные. В общем, главное впечатление от метро — огромный муравейник, где все куда-то спешат, суетятся… Вечером решили прогуляться по старому Арбату, и меня словно обухом по затылку пришибла ностальгия. По амурскому солнышку, по нашему небу, которое не скрывают нависающие дома, по провинциальной неспешности жизни…

Хотя врать не буду. Приятные воспоминания от Москвы остались. Одно из них — пенсионеры на самокатах. Дородные бородатые старички не передвигаются чинно пешком, как благовещенские, а рассекают по московским улицам на маленьких самокатах. Может быть, такое передвижение связано с тем, что в день среднестатистическому столичному пенсионеру приходится проходить гораздо большее расстояние, чем амурскому. Еще запомнился живой Владимир Ильич Ленин — пьяненький, веселый артист, изображающий вождя мирового пролетариата на Красной площади. «Откуда вы? Из Благовещенска?— пауза растянулась на несколько минут. — Как же, знаю! На берегу Японского моря, у вас там еще красной икры полно!» Не стала разубеждать дедушку Ленина, что до Японского моря нам еще пилить и пилить, а Амурская область славится не красной икрой, а строительством космодрома для начала. Со временем поняла, что для большинства москвичей Дальний Восток — это очень далеко, поэтому не особо интересно. Разве что за красной икрой приехать… Поэтому, послушав бой курантов, поспешила в Шереметьево — домой лететь.

Если предложат еще одну командировку в столицу, не откажусь. Но жить в Москве я бы не смогла. Не хочу долго добираться до работы, превращаться в суетливого муравья, солнышка ясного не видящего. А еще мне слишком дороги наши амурские лица, каждое третье из которых — знакомое. 

РЕКОМЕНДУЕМ ПРОЧИТАТЬ:

Влюбиться в жизнь 

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Гороскоп на 30 января: Козерогов будут раздражать крошки на столе, а Раки найдут все свои потеряшкиСоветы
Из Китая к врачу: 11 амурчан обратились в больницы — коронавирус не обнаруженКоронавирус
За сотней застрявших в Санье амурских туристов отправили пустой чартерный рейсКоронавирус
В Благовещенске путепровод на Загородной начали готовить к ремонтуОбщество
В белогорских школах младшеклассников приучили к правильному питаниюОбщество
Скверы, фонтан и самая длинная лавочка: Тында борется за миллионы на благоустройствоОбщество

Читать все новости

Общество

Как в зимней Якутии сушат белье и трогательный танец жениха-инвалида: утро с «Амурской правдой» Как в зимней Якутии сушат белье и трогательный танец жениха-инвалида: утро с «Амурской правдой»
Февраль начнется в Приамурье со снежного циклона
В Благовещенске путепровод на Загородной начали готовить к ремонту
В белогорских школах младшеклассников приучили к правильному питанию
Скверы, фонтан и самая длинная лавочка: Тында борется за миллионы на благоустройство
Система Orphus