Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №92 (28856) от 12 сентября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
17 сентября 2019,
вторник

Как на войне: рецензия на новый фильм «Битва за Севастополь»

Кино

Военная драма Сергея Мокрицкого окутана дополнительными смыслами — фильм вышел на экраны накануне празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, став первым в целой череде, и к тому же на фоне очередного запрета на российское кино на территории Украины. Политика снова выглядит смехотворно: «Битву за Севастополь» снимали как раз усилиями двух стран и проект удалось завершить без каких-либо серьезных затруднений только по стечению обстоятельств. Ответственность, возложенную на них грядущей датой, создатели полностью оправдать не сумели, однако картине все равно будет уделено много внимания.

Довоенная часть фильма, занимающая не менее часа, выглядит настолько убедительно, что последующее разочарование ощущается вдвойне сильнее. Мокрицкий снимал байопик Людмилы Павличенко, постаравшись снизить до минимума идеологическую составляющую, не дать вырваться наружу столь частому в жанре пафосу и остаться в рамках трагедии человека на фоне трагедии страны. Эти планы рушатся, как и многие другие в реальной жизни, 22 июня 1941 года. С наступлением сюжетной войны у сценаристов в первую очередь, а следом — у режиссера и актеров все начинает валиться из рук. До последнего держится только оператор, сумевший впечатлить зрителя в немногочисленных батальных сценах, невзирая на откровенную сценарную чушь. Хотя первая и чуть ли не главная неувязка смотрит на нас с рекламных постеров — битва за Севастополь остается за кадром.

Юлия Пересильд в начале картины отлично справляется с ролью девушки, воспитанной жестким отцом-военачальником, а потому лишенной стандартного для ее сверстниц набора эмоций и стремлений. В то, что Людмила лучше и охотнее стреляет глазками, нежели пулями, легко верится: при этом на дворе стоит 1937 год, а по экранному пространству в кои-то веки не носятся энкавэдэшники с рыбьими глазами, перетягивая сюжетные линии в свои кровавые застенки. Зрителю предоставляется возможность спокойно оценить старания декораторов, гримеров и костюмеров и успеть проникнуться картиной мира, зная, что скоро она сменится на куда менее позитивные портреты и пейзажи. Уверенная поступь фильма слегка сбивается при появлении в кадре 41-летнего Анатолия Кота в роли молодого летчика: негодяев он играет хорошо, но здесь так сильно выбивается из общей картины, что сценаристам приходится незаметно отправить персонажа на тот свет.

Неловкость и лукавство авторов сценария начинают набирать обороты еще до первой в жизни Людмилы передовой: зритель охотно смеется над курсантами-снайперами, пытающимися прикинуться деревом, но уже ощущает отсутствие серьезных военных консультантов при работе над картиной. Дальше начинается: подразделение обученных снайперов, которые на вес золота, бросают в окоп сражаться с танками («есть два способа остановить танк — забросать гранатами и убить водителя через смотровую щель»), в условиях повальной мобилизации, эвакуации войск и прочих реалий 1941—42 годов герои-друзья идут по войне неразлучно... Когда дело доходит до сцены нападения самолетов на конвой, празднования Нового года с шампанским и мордобоем на глазах у высокопоставленных командиров и организации бракосочетания медсестры и летчика, зритель уже устает злиться. Фильм превращается в повторяющую саму себя череду военно-полевых романов, война уходит куда-то на задний план, а с появлением персонажа Евгения Цыганова и вовсе превращается в приятное и увлекательное хобби.

С Цыгановым, кстати, тоже подвох. Трейлер и прочие маркетинговые уловки позиционируют его как второго по значимости персонажа, тогда как ждать его приходится два часа. К тому же времени, отведенного актеру при окончательном монтаже, хватает только на пару классических его фразочек и тоскливых выражений лица — бам, бабах, мина, выноси, Людмила, еще одного готовенького. Героиня мечется от одного воина к другому, по пятам несется военврач-еврей, хорошо — немцы ведут себя настолько безответственно, что настрелять три сотни мог бы и менее обученный и одаренный военнослужащий. Герои вроде как обороняют Севастополь, находясь при этом в 13 километрах от линии этой обороны, и спят в горах у костерка, в то время как по казармам шляются какие-то дети, на досуге декламирующие известные строки Симонова. Снайпер Павличенко, миновав стадию садизма, постепенно превращается в машину уничтожения, с которой никто не в силах совладать: непременное противостояние с немецким суперснайпером смазывается, такая же судьба ждет и финал картины.

Вполне себе любопытная параллельная линия, посвященная визиту Павличенко в США с пропагандистскими целями, вылившемуся в дружбу с супругой президента, грешит стереотипами, но выглядит намного увереннее основной. Это тем более странно, ведь перед сценаристами, похоже, не ставилась задача создавать основу для стандартного патриотического продукта, который нам будут демонстрировать весь год и даже дольше. «Битва за Севастополь» как первый опыт Сергея Мокрицкого в кино такого плана, безусловно, идет ему в зачет, однако не освобождает от обязанности ответить на ряд вопросов. Связаны они, в том числе, и с отсутствием в картине хоть сколько-нибудь способного на поступки командования, и с позиционированием войны не как «работы», но как «жизни», и со здравым смыслом вообще. Впрочем, вопросов можно и не задавать, просто обидно, что хорошая основа не послужила причиной для создания достойного военного кино.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Смежный возраст: рецензия на новый фильм ужасов «Оно 2» с Джессикой Честейн и Джеймсом МакЭвоемСмежный возраст: рецензия на новый фильм ужасов «Оно 2» с Джессикой Честейн и Джеймсом МакЭвоем
Ограниченно годен: рецензия на новый боевик «Падение ангела» с Джерардом БатлеромОграниченно годен: рецензия на новый боевик «Падение ангела» с Джерардом Батлером
Гроб на колесиках: рецензия на новый фильм ужасов «Страшные истории для рассказа в темноте»
Вызывая огонь: рецензия на новый фильм Квентина Тарантино «Однажды в... Голливуде»
До третьего пришествия: рецензия на новый фильм ужасов «Вельзевул» с Тобином Беллом
Деревянные солдаты: рецензия на «Форсаж: Хоббс и Шоу» с Дуэйном Джонсоном и Джейсоном Стэйтеном
Русский музей: рецензия на новый фильм «Искусство обмана» с Тео Джеймсом и Эмили Ратаковски
Незаконный оборот: рецензия на новый фильм ужасов Ари Астера «Солнцестояние»
Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи»
Восстали и ушли: рецензия на новый фильм Джима Джармуша «Мёртвые не умирают»
Спасибо, не надо: рецензия на новый фильм Люка Бессона «Анна» с Хелен Миррен и Александром Петровым

Фото: kinopoisk.ru

Гороскоп на 17 сентября: Рыбы получат ценный совет, а Водолеи раскроют свои жаркие объятьяСоветы
Благовещенцы собрали с берегов реки Бурхановка полторы тонны мусораОбщество
Двадцать благовещенок в декрете борются за деньги на собственный бизнесЭкономика
Детский технопарк «Кванториум» заработал в СвободномОбщество
Суд закрыл загрязнявший реку прииск в ПриамурьеОбщество
Артисты «Амурской осени» снимают в Благовещенске криминальную драмуАмурская осень

Читать все новости

Кино

Смежный возраст: рецензия на новый фильм ужасов «Оно 2» с Джессикой Честейн и Джеймсом МакЭвоем Смежный возраст: рецензия на новый фильм ужасов «Оно 2» с Джессикой Честейн и Джеймсом МакЭвоем
Ограниченно годен: рецензия на новый боевик «Падение ангела» с Джерардом Батлером
Гроб на колесиках: рецензия на новый фильм ужасов «Страшные истории для рассказа в темноте»
Вызывая огонь: рецензия на новый фильм Квентина Тарантино «Однажды в... Голливуде»
До третьего пришествия: рецензия на новый фильм ужасов «Вельзевул» с Тобином Беллом
Система Orphus