Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №53 (28822) от 21 мая 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
21 мая 2019,
вторник

Расследование АП: в истории о потере квартиры, семейных интригах и предательстве новый поворот

«Три собаки согревали телами умирающую старушку»

Общество

Последние три года жизнь благовещенки Тамары Бединой превратилась в кошмар. У нее отбирают квартиру, которую пенсионерка купила на вырученные от продажи жилья в Екатеринославке деньги. Отремонтировала, прожила два года и вдруг узнает: в квартире этой должна жить совсем другая бабушка — вдова ветерана Зоя Попова, обманутая родственниками. Две женщины стали жертвами семейных интриг Калюжиных, о чем мы писали в предыдущих статьях под названием «Помогите, у меня отбирают квартиру!» и «Она не вдова ветерана!» 6 и 24 декабря прошлого года. «Амурская правда» встретилась с хозяйкой квартиры раздора. Рассказ старушки о том, как она попала в дом престарелых, напомнил триллер. Прав был булгаковский Воланд, когда говорил: «Люди как люди… квартирный вопрос только испортил их».
 

Расследование АП: в истории о потере квартиры, семейных интригах и предательстве новый поворот / Последние три года жизнь благовещенки Тамары Бединой превратилась в кошмар. У нее отбирают квартиру, которую пенсионерка купила на вырученные от продажи жилья в Екатеринославке деньги. Отремонтировала, прожила два года и вдруг узнает: в квартире этой должна жить совсем другая бабушка — вдова ветерана Зоя Попова, обманутая родственниками. Две женщины стали жертвами семейных интриг Калюжиных, о чем мы писали в предыдущих статьях под названием «Помогите, у меня отбирают квартиру!» и «Она не вдова ветерана!» 6 и 24 декабря прошлого года. «Амурская правда» встретилась с хозяйкой квартиры раздора. Рассказ старушки о том, как она попала в дом престарелых, напомнил триллер. Прав был булгаковский Воланд, когда говорил: «Люди как люди… квартирный вопрос только испортил их».
 

«Вынянчила его, окаянного!»

Мы сидим друг напротив друга. Седовласая старушка поправила трясущейся рукой юбилейную ветеранскую медаль. В глазах читается вопрос: «Что там еще хотят эти журналисты?! Все и так ясно». Из 230 жильцов благовещенского дома-интерната для престарелых и инвалидов, что в Астрахановке, 16 — это дети войны и пять — вдовы ветеранов Великой Отечественной войны. Зоя Попова одна из них.

Еще давным-давно она уехала из Благовещенска на запад, откуда родом был муж. А после его смерти сестра стала звать назад: «Что ты там одна-одинешенька помирать будешь. Детей бог не дал, тут хоть племянники, будет кому помочь». Продав свою половину дома, Зоя Попова вернулась на родную амурскую землю. Сначала жили в доме вместе с сестрой и одним из ее сыновей, второй тогда был осужден. Но сестра умерла, и племянники благополучно выпроводили престарелую тетушку во времянку, где Зоя Алексеевна прожила почти десять лет. Последние были самые трудные и невыносимые.

«Когда отца забрал НКВД, нас у матери пятеро детей живых осталось. Мне 14 лет не было, когда пошла работать. Я их всех вынянчила, вырастила, выкормила. Олег самый маленький, три годика ему было. Как ему не стыдно.  Увидала бы его, не знаю, что сделала.  Зачем он такую подлость обо мне говорит». 

Когда в преддверии очередной даты Великой Победы президент пообещал переселить всех нуждающихся ветеранов и вдов в нормальные жилищные условия, младший брат подсказал сестре: «А ведь ты, Зоя, тоже имеешь такое право». Олег Калюжин от имени сестры направлял запросы в военкомат, ходил по инстанциям. И надо отдать должное, во многом благодаря его стараниям Зоя Попова получила господдержку на приобретение квартиры. Только, как показала жизнь, братом двигала не столько забота о старшей сестре, которая его когда‑то вырастила, а скорее личная выгода.

— Квартира был черновая. Говорю: «Олег, надо что‑то делать, давай потихоньку будем ремонтировать». Накоплено немножко денег было, стала еще собирать. Вы понимаете, я целый год почти ничего не ела. У меня была коза, молоко свое, хлеб черный покупала. И у нас там бойня рядом, я ходила и покупала там кости мясные на суп. Все спрашивала у брата: «Олег, когда переселяться будем. Он все: «Завтра да послезавтра…» Потом говорит: «Давай мне все деньги, которые у тебя есть. Я сам буду ремонтировать, бригаду найму». Но я своего младшего брата знаю: если ему деньги дашь, ничего назад не получишь. Ни ремонта, ничего… Такой он человек. Говорю: «Денег не дам, давай вместе ездить. Ванна нужна, покупай ванну, а я буду платить». Он не захотел. И с того, как ему деньги не дала, все началось…

Она психически здорова

Времянка была холодная — из фанеры, обмазанной глиной и обитой рейками. Чтобы не замерзнуть, нужно было все время печь топить.

— Брат Юрий Алексеевич постоянно приходил к сестре и во всем помогал. Олега Алексеевича я видела там лишь в последнее время, уже перед тем, как бабушка попала в психиатрическую больницу, — вспоминает врач общей практики Татьяна Просвирина, которая часто посещала бывшую пациентку на дому. — Все время до того, как это случилось, бабушкой занимался Юрий: он и воду носил, и печь топил. И во времянку к бабушке можно было попасть. А когда Зою Алексеевну чаще стал посещать Олег Калюжин, то она стала закрываться, боялась, что брат поместит ее в психиатрию. И поэтому никому не открывала двери. Я и в карточке медицинской об этом писала: не могу попасть к пациентке по той причине, что бабушка не открывает двери, боится, что ее сдадут в психбольницу.

О том, что брат продал квартиру, вдова ветерана случайно узнала от племянника.

Олег Калюжин уверяет, что его престарелая сестра на почве стресса тронулась умом. Работники интерната этому только удивляются: «Это он ее хотел затолкать туда!» Утверждения, что это терапевт вызвала специализированную помощь, которая увезла Зою Алексеевну в клинику для душевнобольных, тоже оказались неправдой.

— Он лжет! Кто вызывал психиатров, я лично не знаю. Я к Зое Алексеевне последнее время даже попасть не могла. Когда ей нужно было лекарство, я шла к Юрию Алексеевичу (он живет здесь же, в районе спичфабрики), и мы уже вместе с ним шли на Широкую, 24, к бабушке в дом. Зоя Попова психически абсолютно была здорова. Потом было даже разбирательство на уровне горздрава и облздрава. Так и не поняли, кто ее туда определил, — уверяет Татьяна Гавриловна.

В любом случае психиатрическая больница на тот момент была лучшей перспективой для бабушки, которая вообще чуть не замерзла насмерть.

Собаки спасли жизнь

— Если бы не собаки, меня бы уже давно не было на этом свете, — вздохнула Зоя Алексеевна. — Их было трое: Алешука — это мать, Зинушка и Жулик — брат с сестрой. Они были хорошие, как люди. Холод во времянке такой, что зубы сводило. Мы вместе ложились спать: две собачки по бокам, и одна сверху меня греет. Укутаемся и лежим.

Однажды пришла почтальон. Из трубы времянки не вьется привычный дымок. Вокруг нет никаких следов, хотя снег прошел еще два дня назад. Соседи подтвердили, что давно уже не видели бабушку. Пенсию‑то вручить надо. Приоткрыв дверь, почтальон увидела лежащую без движения Зою Попову, которая не подавала признаков жизни. И то, что она в ней еще еле теплилась, спасибо верным собачкам — не один день они согревали полуживую хозяйку своими телами.

— Это Лариса Кривошеева старушку нашла. Я тогда на больничном была, а когда вернулась, мне рассказали, что Зою Попову куда‑то определили. И еще рассказывали, что даже труба во времянке была закрыта. Ужас и только, — вспоминает о том, как жила Зоя Попова, работник почты Анна Доценко. — Я сама иногда носила пенсию и видела, в каком состоянии она раньше была. Еле ходила, лицо темное, изможденное, руки черные. Видно было, что племянники, которые жили с ней рядом в доме на Широкой, ведут асоциальный образ жизни. Тетя им даром не нужна. Когда мы узнали, что Зою Алексеевну в дом престарелых определили, порадовались за нее. Она перед Днем Победы приезжала, деньги получала. Смотрю: бабушка расцвела. Совсем другой человек.

Нет ни среди живых, ни среди мертвых

О вдове ветерана вспомнили, когда готовились к 70‑летию Великой Победы — нужно было вручить президентские грамоты и деньги. И получилось так, что Зои Поповой нет ни среди живых, ни среди мертвых. Ее нашли в психиатрической больнице.

— Мне позвонили из министерства и говорят: «Нужно забрать человека из больницы, приготовьте место где жить. Распоряжение губернатора Александра Козлова». Так Зоя Алексеевна оказалась у нас, — вспоминает директор дома-интерната Петр Пыткин. — Бабушка, конечно, была в удручающем состоянии, постепенно пришла в себя. Сегодня, видите, какая бравая. Все предположения Олега Калюжина по поводу того, что мы хотим отобрать бабушкину квартиру, не имеют под собой оснований. Зоя Попова никаких завещаний не писала — нет никаких документов на этот счет.

Зоя Попова живет в благовещенском доме-интернате с апреля 2014 года.

«Да какое он право имеет так говорить!» — старушка достала платочек и стала утирать слезы. За то время, что Зоя Алексеевна живет в интернате, она уже проводила в последний путь трех соседок по комнате. Каково это видеть, когда с тобой рядом кто‑то умирает. Это самое тяжелое в таком возрасте.

— Никаких квартир я никому отдавать не буду! Сама там хочу пожить, как вы понять не можете. Мне все помогут, не бросят меня. Одно жалко, что моих собачек уже нет. Они постоянно у меня перед глазами. Когда я в больницу попала, просила: «Олег, сдай их в приют для животных. Я деньги за них буду платить, а когда выйду из больницы, заберу. Все тебе отдам, только сбереги их. Пенсию свою ему оставила. Они мне жизнь спасали. А он их взял и поубивал. Так измывался над ними. Умирать буду, его не прощу!

«В свое время сюда приходила племянница — та самая Ольга Калюжина, которой досталась квартира. Она трясла бабушку и требовала написать расписку, что та от всего отказывается. Персонал это дело пресекал. Приходил и брат Олег Калюжин — тоже воздействовал не нее, когда уже началось разбирательство. Поэтому ни Олега Калюжина, ни племянницу больше к Зое Алексеевне по ее просьбе не пускаем», — говорит директор дома-интерната Петр Пыткин.

«Платила алименты и сама их получала!»

Суд выявил злоупотребления со стороны Ольги Калюжиной, как опекуна своей матери

Еще в ноябре 2016 года Благовещенский городской суд вынес решение о том, что Ольга Калюжина должна возвратить Тамаре Бединой 1 миллион 480 тысяч рублей. В декабре того же года подразделение Федеральной службы судебных приставов по Благовещенску возбудило исполнительное производство — и тишина.

— За два с лишним года мне не было возвращено ни рубля! — говорит Тамара Петровна. — А в октябре 2018 года судебные приставы известили меня, что исполнительное дело о взыскании долга с Ольги Калюжиной в мою пользу окончено. Семья Калюжиных нашла хитрый ход: родители подали заявление о взыскании с дочери алиментов на свое содержание. А это исполнительный документ — первой очередности. Хоть залейся слезами, а вернуть отданные за квартиру деньги не получится. И главное — все законно, юридически вроде бы ни к чему не подкопаешься…

Вот именно вроде бы! Пенсионерка обратилась в суд с заявлением о признании соглашения об уплате алиментов недействительным. Она уверена, что это соглашение лишь мнимая сделка между близкими родственниками с целью не возвращать ей долг. В процессе разбирательств городской суд убедился, что это действительно так.

Мало того, в суде выяснилось, что Ольга Калюжина является опекуном своей матери Лидии Николаевны, которая после инсульта стала инвалидом первой группы. Дочь получает господдержку за опекунство. Это первое. Второе — между опекуном и подопечным запрещены любые сделки, кроме передачи имущества в дар или безвозмездное пользование. То есть Ольга Калюжина не имела права заключать соглашение об уплате алиментов. Получается, что она является и плательщиком алиментов в пользу своей подопечной, и их получателем.

В ремонт черновой квартиры Тамара Бедина вложила все свои сбережения.

— У меня пенсия 14 тысяч рублей, а у пенсионеров Калюжиных на двоих свыше 45 тысяч в месяц. Существенно выше прожиточного минимума для нашей области. При этом Олег Калюжин еще заверяет, что они с женой очень нуждаются в алиментах дочери, потому что столько трат: на инвалидную коляску, трость, ортопедические средства… Однако и тут была ложь! Представитель отдела опеки и охраны здоровья администрации Благовещенска пояснила, что все перечисленное Лидии Николаевне гарантировано бесплатно по программе реабилитации инвалида.

В итоге Благовещенский суд во всем разобрался и соглашение об уплате алиментов на содержание родителей, удостоверенное нотариусом, признал недействительным. Служба судебных приставов снова возбудила исполнительное производство о взыскании с Ольги Калюжиной долга в пользу Тамары Бединой.

— Первого апреля мне впервые с 2016 года перечислили по исполнительному листу 2634,14 рубля. А 16 апреля перечислили еще аж 14 рублей 50 копеек. Да, деньги наконец пошли, но почему такие мизерные суммы?! — переживает благовещенка, пострадавшая от мошеннических действий этой семьи. — Калюжины меня обманули, сами живут в четырехкомнатной квартире, у них все хорошо. А я разве смогу купить себе жилье, если буду получать от них такие крохи?

Принудительно приведут на допрос

В настоящее время возбуждено два уголовных дела: первое по факту мошеннических действий в отношении Зои Поповой, а второе — в отношении неустановленного лица по факту мошеннических действий в отношении Тамары Бединой. Именно второе дело нас интересует больше всего.

Соцработники пришли по адресу, где по документам должна жить вдова ветерана, чтобы вручить ей наградные ко Дню Победы. И тут выяснилось, что в указанной квартире живет другая женщина — Тамара Бедина, которая, как говорится, ни сном ни духом не знает, кто такая Зоя Попова.

Ведь интересы вдовы ветерана помогла отстоять прокуратура. Старушка ухоженна, накормлена. И скоро переедет в уютную квартиру, отремонтированную на личные сбережения Тамары Бединой, под старость лет оставшейся без жилья. «И почти полтора миллиона Ольга Калюжина мне не возвращает. Она в настоящее время даже не в статусе подозреваемой и еще ни разу не была допрошена следователями, хотя дело уголовное возбудили еще в феврале. У меня создается впечатление, что в полиции намеренно затягивают расследование», — переживает пострадавшая Бедина.

— Поверьте, мы на месте не сидим, — рассказала следователь СО МО МВД России «Благовещенский» старший лейтенант юстиции Ольга Прохорова, которая ведет это дело. — На данном этапе мы запросили весь характеризующий материал в отношении интересующих нас лиц, то есть данные о наличии судимости и так далее. Мы запросили данные имущественного положения, проверяем информацию о наличии счетов по всем банкам, проверяем все реестры, где регистрируются права собственности. Что касается допроса. Я пыталась много раз дозвониться, но человек не берет трубку. Пришлось дать поручение в розыск, чтобы привели на допрос в принудительном порядке. Все, кто интересует следствие, обязательно будут допрошены.

Мэрия готова предоставить временное жилье

До первого августа по решению суда Тамара Бедина должна освободить квартиру. Ее полтора миллиона к этому сроку вряд ли Калюжины вернут. Дальше что? В прокуратуре Благовещенска создали рабочую группу по решению проблемы пенсионерки, ведь ее история получила широкий общественный резонанс.

Уже состоялось первое заседание, которое проводил лично прокурор города Александр Александров. На встрече присутствовали представители следственных органов полиции и службы судебных приставов. Администрацию Благовещенска представлял Марк Герасимов, исполняющий обязанности директора МУ «БГАЖЦ» (Благовещенский городской архивный и жилищный центр).

— К сожалению, такие ситуации, когда добропорядочные люди теряют жилье из‑за чьих‑то мошеннических действий, сегодня в нашем городе и области не единичны. Когда Тамара Бедина останется совсем без жилья (ведь рано или поздно ей придется освободить квартиру), администрация города готова женщине помочь, — заверил «Амурскую правду» Марк Герасимов. — Мы располагаем маневренным фондом, куда переселяем людей, чье жилье пострадало в результате пожара или какой‑то другой чрезвычайной ситуации. Оснований для предоставления жилого помещения из маневренного городского фонда у Тамары Петровны нет. Но мы можем до урегулирования всех юридических вопросов предоставить ей временное жилое помещение социального использования — комнату в одном из бывших общежитий коридорного типа. Хочется верить, что вся эта эпопея завершится в пользу пенсионерки: деньги, которые эта женщина передала при покупке квартиры, ей в итоге удастся вернуть.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
24.04.2019, 20:20

Это беспредел! Но, ничего! Скоро власть имущих обяжет нас работать до самой смерти и получать за это копейки. И будем так же как эта ИТ бабушка в нищете сдыхать

— Фома (гость)
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Вместо известных поп-групп Благовещенск со 163-летием поздравит хабаровский «Диапазон»Общество
Слухи о пьяных пострадавших в пожаре в благовещенском частном доме не подтвердилисьПроисшествия
Воркаут-площадка и безопасные беговые дорожки появятся в горпарке Зеи осеньюОбщество
Дальневосточники вошли в число лидеров по тратам в майские праздникиЭкономика
«Умный детский сад» позволит родителям Белогорска следить за ребенком через мобильное приложениеОбщество
Оборудование для охлаждения газа установили на первом пусковом комплексе Амурского ГПЗЭкономика

Читать все новости

Общество

Вместо известных поп-групп Благовещенск со 163-летием поздравит хабаровский «Диапазон» Вместо известных поп-групп Благовещенск со 163-летием поздравит хабаровский «Диапазон»
Воркаут-площадка и безопасные беговые дорожки появятся в горпарке Зеи осенью
«Умный детский сад» позволит родителям Белогорска следить за ребенком через мобильное приложение
Речные круизы к строящему мосту через Амур запустили в Хэйхэ
Расстреляли: найденные под Благовещенском кости принадлежат жертвам репрессий
Система Orphus