Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №45 (28935) от 19 ноября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
26 ноября 2020,
четверг

Полная катастрофа: АП подежурила с врачами самой экстремальной медицинской службы области

Общество

Раннее октябрьское утро. У входа в Территориальный центр медицины катастроф Амурской областной клинической больницы выстроилась вереница реанимобилей — идет пересменка. «Одну бригаду сейчас формируем на Свободный, там ребенок родился тяжелый с множеством пороков», — рассказывал директор центра, врач анестезиолог-реаниматолог Юрий Царенко. Здесь никогда не строят никаких планов — даже на предстоящие сутки. Автодорожные аварии, природные катаклизмы, преждевременные роды, запущенные диагнозы… «Идешь на дежурство и не знаешь, что на тебя сегодня свалится? Каждый новый выезд по санавиации — это вызов твоему профессионализму», — говорят врачи, фельдшеры  и медсестры. Они по долгу оперативной службы всегда на самом острие спасения человеческих жизней.

Койка на колесах

Койка интенсивной терапии на колесах — так называют современные реанимобили. Сегодня таких в парке центра медицины катастроф десять. Медицинская «начинка» отличается от той, которой оснащают машины обычной скорой помощи или стационары.

— Оснащение реанимобилей класса С самое современное. Здесь как минимум должно быть два аппарата УЗИ, — перечислил Юрий Евгеньевич. — Портативные, работающие от бортового питания аппараты ИВЛ, оборудование для длительного инфузионного введения растворов,  наркозно-дыхательная и следящая аппаратура — все это помогает врачам поддержать пациента на протяжении пути следования, параллельно связываясь с областной клиникой по телефону.

По пути заглянули в раздевалку, где сестра-хозяйка выдавала теплую одежду бригаде медиков, — готовятся к вылету в Февральск.

— Вы попали как раз в период переодежки — меняем спецформу на зимнюю, — рассказывала Лариса Сверкунова, доставая из шкафа теплую синюю курточку с надписью «медицина катастроф». — Врачи у нас все — консультанты. Выдергиваем каждый раз из какого‑то отделения для экстренных выездов. Чаще летят далеко на север области, поэтому и одеяла есть, и подушки…

Дежурство в стационаре, потом еще несколько часов пути по экстренному вызову в какой‑нибудь район. Там, если понадобится, многочасовая операция, наблюдение больного в послеоперационном периоде — и опять долгий путь домой. Некоторые доктора, кто давно сотрудничает с санавиацией, полжизни проводят в дороге. Нередко бывает, что бригада центра медицины катастроф выехала из одного населенного пункта, а на пульт диспетчера поступил новый сигнал о помощи. Приходится сразу же ехать в другой поселок и там оказывать специализированную помощь.

— Вот и получается, что только в салоне реанимобиля или самолета они могут отдохнуть. И то если состояние пациента позволит. В пути с тяжелыми больными всякое бывает, — со знанием дела подчеркнула Лариса Альбертовна.

Ждем борт на Февральск

Февральская больница запросила борт — у 23‑летней пациентки впервые выявлена бронхиальная астма, состояние требует срочной госпитализации в областную клинику. И все завертелось… Вопросы, уточнения, опять вопросы…

— Все понял, хорошо, — ответив на звонок по сотовому, Юрий Царенко отдал распоряжение дежурному диспетчеру: — Летим в 9.30 на ТВС. Маршрут: Благовещенск — Февральск — Благовещенск.

Обернувшись, Юрий Евгеньевич уточнил уже для нас:

— ТВС — это тот же Ан-2, только с американским двигателем.

Задача врачей центра медицины катастроф — быстро и грамотно разобраться в экстренной ситуации и организовать процесс спасения больных. Для этого всегда под рукой телефоны нужных служб, светил от медицины, главных и дежурных врачей. Если потребуется, то и до самого губернатора, и до Москвы достучатся и дозвонятся. 

Юктали, Алекма, речка Кун-Манье — предыдущие маршрутные точки полетов амурской санавиации. Медвежий угол! Старатель золотодобывающей артели упал — открытый перелом руки, а ближайшие медучреждения от этой самой речки Кун-Манье — амбулатории в Бомнаке или Горном. Это расстояние примерно, как от Благовещенска до Зеи. И полное бездорожье!

1205

раз выезжали специалисты центра медицины катастроф для оказания экстренной помощи амурчанам в этом году

В труднодоступные северные районы Приамурья быстро не добраться ни на чем, кроме как по воздуху. Бригады санавиации вылетают спасать амурчан на вертолетах Ми-8, Ми-2 или Cessna, и на самолетах Ан-2 тоже летают. Всю эту технику центр по договору арендует у Амурской авиабазы охраны лесов или ИП «Лучников».

— Иногда даже фрахтуем вертолеты якутской авиакомпании «Дельта К», хотя стоимость летного часа у них самая дорогая, но делать нечего, — развел руками начальник ТЦМК. — Самый сложный для нас Тындинский район, где в тайге проживают малые народности. Выходят на связь по рации только раз-два в сутки. Если травма серьезная, кого‑то медведь «поломал» — и такое тоже бывает, информацию передадут, а дальше мы уже думаем, как пострадавшего вывезти. Самая северная авиабаза у нас в Свободном, а оттуда до какого‑нибудь северного поселка лететь часов восемь. А там сопки, погодные условия меняются очень быстро. Поэтому приходится задействовать в случае экстренной ситуации якутскую частную авиакомпанию из Чульмана — им час лета всего.

Маршрут постоянно меняется 

Тем временем в диспетчерской, которая напоминала революционный Смольный, не умолкали звонки.

— Хорошо, ожидайте, до свидания, — положила трубку дежурный диспетчер Ксения Гамза. — Юрий Евгеньевич, сейчас Белогорск выходил, а до этого Зея: беременность 33 недели, преэклампсия тяжелой степени…Пациентку на вывоз, состояние тяжелое.

— Что за больной? Ну как это не важно? Для нас это важно! — одновременно по другой линии выяснял информацию начальник оперативно-диспетчерского отдела Сергей Шипилов, чтобы принять решение, как лучше вывозить очередного экстренного пациента: машиной или по воздуху.

1460

раз выезжали за 2015 год бригады центра медицины катастроф в районы области для оказания специализированной медицинской помощи

В это же самое время уже по третьему телефону в отделение областной клинической больницы пыталась дозвониться фельдшер центра, которой срочно надо укомплектовать готовую к отъезду бригаду реаниматологом. В общий хор голосов вступил по сотовому Царенко.

— Александр Иннокентьевич, а мы можем попутно еще Зею захватить? — выяснял он у главного инженера Амурской авиабазы, потом, глядя на карту, отдал команду диспетчеру: «Маршрут меняем, Ксюша, кольцом пойдем: Благовещенск — Февральск — Зея — Благовещенск».

За три утренних часа, пока мы дежурили в санавиации АОКБ, летный маршрут крылатой «ТВСки» изменился еще не раз.

Не успел Царенко дойти до своего кабинета, как его догнал начальник оперативно-диспетчерского отдела:

— Из минздрава передали пакет документов — сопровождение ребенка реаниматологом центра медицины катастроф до Новосибирска. Вызов есть. Билеты надо покупать на понедельник.

— На понедельник?! Так сегодня уже пятница. Хорошо, звони… Мы занимаемся эвакуацией не только межбольничной и эвакуацией пострадавших с места ДТП или ЧС, — по ходу ввел нас в курс дела главный по амурской санавиации. — Еще мы транспортируем в специализированные федеральные центры больных, которые идут на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Если сами они не могут добраться, то наша бригада везет таких пациентов рейсовым самолетом в Новосибирск, Хабаровск или Москву. Это как раз такой случай.

Среди тех, кто по первому зову выезжает или вылетает к месту «Ч», — реаниматологи, акушеры-гинекологи, хирурги, неонатологи, нефрологи, педиатры, фтизиатры… В длинном списке более 40 самых разных специальностей. Все профессионалы работают в центре медицины катастроф по совместительству.

Беременность — не повод

У каждого специалиста, вылетающего или выезжающего на вызов по линии санавиации, свой набор аппаратуры — самой современной и высокотехнологичной. В коридоре увидели молодую сестричку в розовом халате. Несмотря на большой срок беременности, она носила сумки с оборудованием.

— Вы спрашиваете, откуда у современных рожениц столько патологий. Вот вам наглядный пример, — кивнула неонатолог Светлана Астафьева в сторону молодой коллеги. — Работает беременная, рискует здоровьем, а что потом будет, откуда мы знаем.

Из 30 лет, что Светлана Александровна в медицине, 20 она отдала санавиации, спасая младенцев. На вопрос о состоянии новорожденного, к которому едут, опытный неонатолог заметила:

— Пока доберемся до места, три часа пройдет — будет уже совершенно другая картина. Плохо, когда приезжаешь, а помочь ребенку уже ничем не сможешь. Задача нашей бригады — приехать, стабилизировать состояние ребенка, чтобы он мог перенести дорогу, и доставить его в перинатальный центр. Бывают ситуации, когда транспортировка невозможна. Однажды мы попытались вывезти очень тяжелого ребенка в надежде на его спасение, и он умер в дороге. Каждый такой случай оставляет отпечаток на сердце.

Случай из практики

В коридоре суета. Детская экстренная бригада, готовая к отправке в Свободненский район, все еще ждет реаниматолога. Порой ради спасения одного человека в сельскую глубинку выезжает или вылетает бригада из трех или даже пяти специалистов. И кому бы на помощь ни ехали — детям, акушерским или травматологическим больным, как правило, первую скрипку в бригаде играет реаниматолог, отлично владеющий приемами оживления человека и управления лекарственной терапией.

— А может, по домам — и в парикмахерскую? — даже после суточного дежурства в реанимации медицинская сестра Елена Рузайкина находит силы шутить, поднимая настроение коллегам. — Так что «Амурской правде» рассказать? Как дверь в вертолете однажды держали руками? Чего только в нашей жизни не было…

407 

раз за прошлый год пришлось эвакуировать экстренных пациентов воздушным транспортом 

Через ее сердце и теплые сестринские руки прошло столько детских трагедий. Елена вспомнила, как однажды в дороге остановилось сердце у годовалого малыша, которого везли из Свободного. На трассе пришлось реанимировать кроху, но успели довезти его до областной клиники живым.

— Если ребенок нетранспортабельный, лечим его на месте. Приезжаем через день-через два. Три года назад мы с бригадой больше недели ездили в Ромны, где в районной больнице лежала в коме двухлетняя девочка с черепно-мозговой травмой. Только на десятый день смогли ее транспортировать в отделение нейрохирургии, — вспомнила печальный случай сестра-анестезистка.

Елена всегда интересуется дальнейшей судьбой маленьких пациентов, которых удалось спасти.

678

раз бригады центра медицины катастроф вывозили больных из районов области в Благовещенск специализированным автотранспортом — на реанимобилях

— Однажды мы по санавиации забирали из Новокиевского Увала малыша, которому на голову упали тяжелые тиски. Ему было годика три. Мальчика прооперировали, потом я узнавала, может ли он бегать, как разговаривает… Все хорошо. Сейчас он уже в школу, наверное, пошел. А из Шимановска перед Новым годом мы девочку забирали с травмой головы — с горки упала. Везли до самого Благовещенска ее на аппарате. Потом приезжаю в больницу, смотрю, а в ординаторской рисунки висят. Оказывается, это она нарисовала. Узнаешь, что ребенок выздоровел, и на душе тепло становится. Ради этого и работаем, — улыбнулась сестричка, водружая на плечо тяжелую сумку.

Детской бригаде пора в путь! А завтра будет новый день. И новые тревожные звонки. И снова реанимобиль с надписью «реанимация» помчит очередную бригаду по неровным амурским дорогам навстречу неизвестности. Тысячи наших выживших и сохранивших здоровье земляков готовы сегодня признаться врачам областного центра медицины катастроф: «Если бы не вы, доктор, меня бы уже не было в живых…»

«Родные бросают больных, а мы их везем»  

— Юрий Евгеньевич, Комсомольска-на-Амуре какой-нибудь больницы есть контакт? — с вопросом на устах в кабинет Юрия Царенко вошла симпатичная дама в белом халате. — К нам по «скорой» доставили женщину с таможни. Лечилась в Удаляньчи, и там у нее случился инсульт, а сама она из Комсомольска…

244

раза  вылетали бригады медиков в северные труднодоступные уголки Приамурья на вертолетах и самолетах, чтобы спасти жизнь тяжелым пациентам 

Центр медицины катастроф помогает в транспортировке и таких больных тоже. Пока Юрий Евгеньевич дозванивался в Хабаровский край, мы поговорили со специалистом по социальной работе  регионального сосудистого центра.  Наталья Гревцева рассказала,  что нередко даже близкие родственники отказываются от тяжелых больных, которые попадают с инсультами  в экстренную неврологию областной больницы. 

— У этой женщины есть дочь, мы с ней держим связь. Сейчас пациентка еще лечится, но на следующей неделе нам надо отправить ее на дальнейшую реабилитацию в больницу по месту жительства — в Комсомольск-на-Амуре.  Санавиация всегда помогает нам доставлять таких больных до поезда, — пояснила Наталья Валентиновна, которая недавно сопровождала в Хабаровск мужчину с инсультом, за которым не смог приехать сын. 

КОММЕНТАРИЙ

Юрий Царенко, начальник Территориального центра медицины катастроф Амурской областной клинической больницы:  

 — Иногда мы спасаем человека, затрачивая столько сил, а вместо благодарности получаем жалобы. Потому что непрофессионалу порой трудно понять действия врачей. В зейскую больницу доставили молодую женщину с аневризмой — это  расширение сосуда на каком-либо участке с истончением и ослаблением его стенки. Очень тяжелое заболевание — бомба замедленного действия. Самолетом везти пациентку нельзя — только наземным транспортом.  Мы же не на «боинге» летаем, где давление в салоне уравновешивают приборы, а на Ан-2 с большими перепадами давления. Для данной пациентки перелет мог закончиться разрывом сосуда и смертью. Но родственники посчитали, что мы просто не хотим ее спасать. Они подняли шум: стали звонить в минздрав, губернатору. Пришлось нам заказывать борт, лететь в Зею и везти с собой ведущего сосудистого хирурга. Он  встретился с родственниками и убедил их в том, что они не правы. Через два дня мы вывезли эту больную в Благовещенск на машине, а потом на поезде доставили в Хабаровск, где ее прооперировали. И такое в нашей практике бывает.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Девы настроятся на позитив, а вот Весы будут часто раздражаться: гороскоп на 26 ноябряСоветы
Диагноз «коронавирус» в среду подтвердился у 156 амурчанКоронавирус
В Кремле оценили ущерб от ледяного дождя в Приморье как «колоссальный»Общество
Космонавт, луна и солнце появятся в ледовом городке ЦиолковскогоОбщество
Вышел из сумрака: под Благовещенском заметили редкого филинаОбщество
В трех амурских селах установили инновационные опоры уличного освещенияОбщество

Читать все новости

Общество

Помощь со скоростью 60 литров в минуту: как работает областная реанимация после реконструкции Помощь со скоростью 60 литров в минуту: как работает областная реанимация после реконструкции
В Кремле оценили ущерб от ледяного дождя в Приморье как «колоссальный»
«Не получалось — делал через боль»: тренер с протезом ноги учит хоккеистов в Тынде
Космонавт, луна и солнце появятся в ледовом городке Циолковского
Вышел из сумрака: под Благовещенском заметили редкого филина
Система Orphus